Просмотренные публикации

QR-код этой страницы

Для продолжения изучения на мобильном устройстве ПРОСКАНИРУЙТЕ QR-код с помощью спец. программы или фотокамеры мобильного устройства

Случайный выбор

данная функция, случайным образом выбирает информацию для Вашего изучения,
запустите выбор нажав кнопку ниже

Обратная связь
Напишите нам

Поделитесь своими идеями по улучшению нашей работы.
Прикрепить файл или скриншот удалить
Закрытая часть портала предназначена для только для работников здравоохранения. Оставив свой e-mail и специалищацию, Вы подтверждаете, что являетесь работником здравоохранения и что Вы ознакомились с текстом и поняли его.


Сообщение об ошибке
Что улучшить?

Поделитесь своими идеями по улучшению нашей работы.
Прикрепить файл или скриншот удалить
Закрытая часть портала предназначена для только для работников здравоохранения. Оставив свой e-mail и специалищацию, Вы подтверждаете, что являетесь работником здравоохранения и что Вы ознакомились с текстом и поняли его.


Главная Новости О новых требованиях к организации посещения пациентов, или Второй блин комом

Новости: О новых требованиях к организации посещения пациентов, или Второй блин комом

1 / 168
Оцените материал:

Полный текст статьи:

Как известно, с июня 2019 года у медицинских организаций (далее – МО) появилась узаконенная обязанность предоставлять возможность родственникам и иным членам семьи или законным представителям пациента посещать его в медицинской организации, в том числе в ОРИТ – п. 15 ч. 1 ст. 79 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – ФЗ № 323).

Не долго ждав, Минздрав в июне 2019 года опубликовал проект требований к организации посещения пациента в МО. Судьба данного проекта (назовем его - проект № 1) была неизвестна до того момента пока на regulation.gov.ru в октябре 2019 года не появился новый одноименный проект (далее – проект № 2).

Говорить про данные проекты – и смех, и слезы. Неоднократное обсуждение проблем, связанных с посещением пациентов в МО и ОРИТ, никак не помешало авторам проекта допустить очередной ряд недочетов (будем же культурными людьми).

В рамках настоящей заметки в основном обсудим проект № 2, так как первый проект, по всей видимости, уже не актуален. Стоит отметить, что проекты различаются, причем не просто перестановкой слов и добавлением потерянных запятых, но и принципиальной «начинкой», о которой далее.

И тут клинреки

Минздрав России, видимо, так увлекся темой клинических рекомендаций и их новым обязательным статусом, что в начале проекта № 2 допустил указание на то, что требования утверждаются в соответствии с ч. 9 ст. 37 ФЗ № 323 (положение касается разработки и клинических рекомендаций). Очень надеемся, что это все-таки описка, так как в первом проекте отсылка к нормам была корректной (ст. 14 и 79 ФЗ № 323).


«НЕ родственники»

Подход к теме «статуса» посетителей уже перешел все разумные и неразумные границы. Вновь мы видим непроходимый лес в разграничении понятий родственник, член семьи и законный представитель. Причем в этот лес, сами того не подозревая, забрели еще соседи, приятели, сослуживцы, знакомые пациента и некие «так далее».

Конечно, придраться к п. 2 проекта № 2 уже никак не получится – ведь данный пункт дублирует п. 15 ч. 1 ст. 79 ФЗ № 323. Исходя из данного положения, «доступ» к пациенту медицинская организация обязана обеспечить только родственникам, членам семьи и законным представителям. Выходит, что иных лиц МО пускать к пациенту совершенно не обязана, однако согласитесь, что «не обязана» ≠ «не имеет права». Таким образом, допуск к пациенту иных лиц возможен, но не обязателен для МО (и, к сожалению, пока никак не регламентируется). Об этом наконец-то вспомнили разработчики проекта, но благой посыл обернулся очередной юридической несуразицей. Постараемся объяснить почему.

Во-первых, пункт 3 проекта № 2 гласит, что с согласия пациента или его законного представителя медицинская организация предоставляет возможность посещать пациента (цитируем): «не родственникам или законным представителям (соседи, приятели, сослуживцы, знакомые и так далее)». Что мы имеем, исходя из данного положения.

  • ряд вопросов насчет согласия (форма согласия и т.д.);
  • странное употребление частицы «не»;
  • где-то потерялись члены семьи (их теряют на протяжении всего текста проекта);
  • абсолютно непонятную для нас логику с перечислением соседей, приятелей и прочих в скобках (как минимум потому, что приятель и знакомый – синонимы, по крайней мере так говорят словари и здравый смысл);
  • проект не говорит как родственникам и «не родственникам» подтверждать свой статус. С другой стороны – если руководствоваться положениями проекта в совокупности, приходишь к выводу, что статус никак подтверждать и не надо, т.к. что для родственника, что для «не родственника» необходимо согласие пациента (законного представителя) и разрешение руководителя подразделения.
Получается, если переводить п. 3 проекта № 2 с юридического языка на русский, получается: «по стене ползет верблюд, все коленки ободрал, к нему лошадь подошла, тоже семечки грызет». И далее ситуация не лучше.

Во-вторых, п. 19.1 ст. 14 ФЗ № 323 гласит, что уполномоченный федеральный орган исполнительной власти утверждает «общие требования к организации посещения пациента родственниками и иными членами семьи или законными представителями пациента в медицинской организации, в том числе в ее структурных подразделениях, предназначенных для проведения интенсивной терапии и реанимационных мероприятий, при оказании ему медицинской помощи в стационарных условиях». В данном положении не говорится о требованиях к организации посещения пациента иными лицами, которые не являются ни родственниками, ни членами семьи, ни законными представителями. Поэтому фактически Минздрав вышел за рамки своих полномочий и надо либо менять формулировки ФЗ № 323, либо не касаться требований порядка допуска иных лиц.

Согласие с разрешения

Пункт 6 проекта № 2 гласит, что посещение осуществляется с согласия пациента или его законного представителя и разрешения руководителя структурного подразделения МО. То есть выходит, что согласие от пациента (законного представителя) необходимо не только в случае посещения его «не родственниками». При этом не совсем понятно, почему в вышеозначенном п. 3 проекта не упоминается разрешение руководителя.


Далее п. 7 проекта № 2 гласит, что когда пациент не может выразить свою волю или отсутствуют законные представители, допуск осуществляется только с разрешения руководителя структурного подразделения МО. Чем будет руководствоваться последний, разрешая или запрещая посещение, – не ясно.

Посещение и пребывание

Мы уже как-то говорили про проблематику «посещения и пребывания». Напомним, что п. 15 ч. 1 ст. 79 ФЗ № 323 говорит именно о посещении пациента, оставляя за бортом пребывание с ним. Однако это не помешало предусмотреть в п. 4 проекта № 2 положение о том, что медицинская организация должна создать условия, обеспечивающие возможность посещения пациента и пребывания с ним. При этом, в п. 10 проекта № 2 говорится об утверждении графика именно посещения пациента, а не пребывания. Подобные положения однозначно будут очередным поводом для очередного конфликта (как минимум в контексте продолжительности нахождения с пациентом и условий такого пребывания).


Кто крайний

Согласно п. 4 проекта № 2 созданные условия «для посещения и пребывания» должны учитывать состояние пациента и соблюдать интересы лиц, работающих и находящихся в МО. Каким образом это будет учитываться и соблюдаться – нам представляется с трудом.

Всю эту непосильную ношу (если руководствоваться п. 5 проекта № 2) будет нести «лицо, уполномоченное за организацию посещений». Наше любопытство, как минимум, требует знать должность такого лица. Предполагаем, что это должен быть самый главный человек в МО – санитарка. А если серьезно, к этому должен быть причастен руководитель МО, так как именно он согласно п. 10 проекта № 2 утверждает график посещения, обеспечивает предоставление мест для посещения и пр.

Посетитель, которому не дадут В проекте № 2 (п. 13) говорится о том, что посетители с признаками инфекционных заболеваний, алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения в МО не допускаются. Как Вы понимаете, проблема тут в слове «признак», границы которого максимально размыты.

Если вдруг папа с братом пришли навеселе, то имеется риск, что их пущать не будут. Конечно, мы утрируем, но хорошо хоть, что в отличие от проекта № 1, разработчики решили исключить упоминание о «признаках диареи».

Вход с балалайкой строго запрещен

Без запретов не обошлось, поэтому п. 15 проекта № 2 гласит, что посетителям запрещается.
  • распивать спиртные напитки, употреблять наркотические средства, психотропные или токсические вещества;
  • употреблять табак;
  • препятствовать оказанию медицинской помощи;
  • находиться в пачкающей, зловонной одежде;
  • проносить зловонную ручную кладь и (или) ручную кладь, загрязняющую структурные подразделения медицинской организации;
  • использовать музыкальные инструменты и средства звукоусиления (кроме слуховых аппаратов и иных индивидуальных устройств (наушников) без письменного разрешения уполномоченного лица медицинской организации);
Удивительно, почему проект № 2 ничего не говорит о количестве лиц, имеющих право одновременно посетить одного пациента, а также о возрастных ограничениях. Хотя это как раз скорее хорошо, так как такие запреты многим представлялись чрезмерными.

И эта лишь малая часть того, о чем можно сказать. Скорее даже и нет смысла подробно рассматривать каждое положение проект. Как минимум потому, что не факт, что Минздрав остановится на достигнутом и вполне вероятно нас ждет проект № 3…№ 4. Да и вообще пора заканчивать, комментарии к проекту уже превысили по объему сам проект.

В итоге остается ждать и надеется, что у проекта № 2 будет такая же участь, как у проекта № 1. Общественное обсуждение проекта № 2 заканчивается 25 октября 2019 года.

Дополнительно хотим обратить внимание, что данные требования касаются посещений пациентов в любых подразделениях/отделениях МО, оказывающей медицинскую помощь в стационарных условиях, а не только посещения ОРИТ. Стоит ли опять говорить о том, что Минздравом напрочь упущена специфика стационаров особого типа (туберкулёзные больницы, инфекционные больницы, медицинские организации, оказывающие медицинскую помощь лицам, заключенным под стражу или отбывающим наказание в виде лишения свободы и др).

12.08.19 © Admin g.g.
Оцените материал: Рейтинг: 5
Написать

Рекомендуемые статьи

Синдром Бурхаве

Спонтанный разрыв пищевода - характеризуется спонтанным разрывом всех слоев стенки пищевода. Первое описание данного состояния дано голландским врачом Германом Бурхаве (Hermann Boerhaave) в 1724 г.

При эндоскопическом исследовании в случае бронхоэктазов в стадии ремиссии выявляется

частично диффузный бронхит I степени воспаления



Olympus banner 770 1.1.png



Работаем и учимся при поддержке

Партнеры