Просмотренные публикации

QR-код этой страницы

Для продолжения изучения на мобильном устройстве ПРОСКАНИРУЙТЕ QR-код с помощью спец. программы или фотокамеры мобильного устройства

Случайный выбор

данная функция, случайным образом выбирает информацию для Вашего изучения,
запустите выбор нажав кнопку ниже

Обратная связь
Напишите нам

Поделитесь своими идеями по улучшению нашей работы.
Прикрепить файл или скриншот удалить
Закрытая часть портала предназначена для только для работников здравоохранения. Оставив свой e-mail и специалищацию, Вы подтверждаете, что являетесь работником здравоохранения и что Вы ознакомились с текстом и поняли его.


Сообщение об ошибке
Что улучшить?

Поделитесь своими идеями по улучшению нашей работы.
Прикрепить файл или скриншот удалить
Закрытая часть портала предназначена для только для работников здравоохранения. Оставив свой e-mail и специалищацию, Вы подтверждаете, что являетесь работником здравоохранения и что Вы ознакомились с текстом и поняли его.


Главная Статьи Материалы к 46-й научной сессии ЦНИИ гастроэнтерологии «Генетика в гастроэнтерологии: возможности и перспективы» (тезисы 2020)

Статьи: Материалы к 46-й научной сессии ЦНИИ гастроэнтерологии «Генетика в гастроэнтерологии: возможности и перспективы» (тезисы 2020)

1 / 168
Оцените материал:

Полный текст статьи:

Текстовая версия



МАТЕРИАЛЫ К 46Й НАУЧНОЙ СЕССИИ ЦНИИ ГАСТРОЭНТЕРОЛОГИИ

«ГЕНЕТИКА В ГАСТРОЭНТЕРОЛОГИИ: ВОЗМОЖНОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ»


БОЛЕЗНИ ПИЩЕВОДА, ЖЕЛУДКА И ДВЕНАДЦАТИПЕРСТНОЙ КИШКИ 9

Взаимосвязь количества и типов гастроэзофагеальных рефлюксов с рационом питания

у детей: корреляционный анализ 9

Оценка эффективности терапии инфекции Helicobacter Pylori у детей с гастродуоденальными заболеваниями 9

Проявления недифференцированной дисплазии соединительной ткани у больных

с малыми грыжами пищеводного отверстия диафрагмы в зависимости от типа рефлюкса 10

Helicobacter Pylori и дормантность 10

Повреждение слизистой оболочки желудка (СОЖ) у пациентов c системной

красной волчанкой (СКВ) и антифосфолипидным синдромом (АФС) 11

Клиническая характеристика гиперконтрактильного пищевода 11

Эрозии желудка: изменяется ли моторная функция желудочнокишечного тракта 12

Влияние эрадикационной терапии Helicobacter pylori на состав микробиоты кишечника 12

Давление покоя верхнего и нижнего пищеводных сфинктеров в начале и в конце процедуры манометрии пищевода высокого разрешения 13

ПАТОЛОГИЯ ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ 14

Хронический панкреатит: клинические варианты трофологического статуса 14

Активность карбогидраз тонкой кишки у больных хроническим панкреатитом

и после резекции поджелудочной железы 14

Антимедиаторная терапия некротического панкреатита 15

Цитологическая диагностика солидных новообразований поджелудочной железы

по материалу ЭУС ТИП 15

Мутации алкогольметаболизирующих ферментов у больных хроническим панкреатитом 16

Мутация рецептора D2 дофаминбетагидролаза С10211Е гена DBH у больных

хроническим панкреатитом 16

Потенциальные биохимические маркеры рака поджелудочной железы 17

Распространенность заболеваний поджелудочной железы и ее прогнозирование

в Удмуртской республике 17

Патогенетические механизмы панкреатогенного сахарного диабета. Предварительные результаты 17

Особенности клинического течения и спектр мутаций при PRSS1ассоциированном

наследственном панкреатите в России 18

Нефункционирующие нейроэндокринные опухоли поджелудочной железы малых размеров (<2 см), связанные с наследственными синдромами VHL, MEN1

и спорадическими. Хирургия или наблюдение? 18

ПАТОЛОГИЯ ЖЕЛЧНОГО ПУЗЫРЯ И ЖЕЛЧНЫХ ПУТЕЙ 20

Клиниколабораторные особенности течения желчнокаменной болезни при неалкогольной жировой болезни печени 20

ПАТОЛОГИЯ ПЕЧЕНИ 21

Синдром Жильбера: диагностика в реальной клинической практике 21

Молекулярногенетические маркеры верификации стеатоза при неалкогольной

жировой болезни печени 21

Молекулярногенетические исследования при неалкогольной жировой болезни печени 22

Частота выявления генотипов СС, ТТ и ТС гена TCF7L2 при неалкогольной

жировой болезни печени и состояние углеводного обмена 23

Влияние янтарной кислоты на функциональное состояние печени и состояние метаболизма

при экспериментальном циррозе 23

Редкий случай нецирротической портальной гипертензии у больной с лекарственным повреждением печени индуцированным гипервитаминозом А и Е

(описание клинического случая) 24

Особенности проявлений аутоиммунного гепатита у пациентов различных возрастных групп 24

Причины резистентности к терапии урсодеоксихолиевой кислотой больных

первичным билиарным холангитом 25

Полиморфный локус rs4073 гена IL8 при алкогольном гепатите тяжелого течения 25

Применение адеметионина у пациентов с хронической алкогольной болезнью печени

с синдромом холестаза 26

Генетическое разнообразие вирусов Anelloviridae и их роль в хронической патологии печени 26

Стеатометрия у пациентов с аутоиммунными заболеваниями печени (АИЗП) 27

Изучение взаимосвязей полиморфизма гена ADIPOQ (+276G>T) c метаболическими

нарушениями больных неалкогольной жировой болезнью печени 27

Инфекционные осложнения у больных с циррозом печени алкогольной этиологии 28

Болезнь Гоше (клинический случай) 28

Внепеченочная портальная гипертензия у больных с тромбозом портальной системы 29

Выраженный аутоиммунный компонент у больной хроническим вирусным гепатитом С, успешно купированный после лечения прямыми противовирусными препаратами

(описание 20летнего клинического наблюдения) 29

Влияниe полиморфизма гена PNPLA3 на развитие и прогрессирование НАЖБП

у жителей СанктПетербурга 30

ПАТОЛОГИЯ КИШЕЧНИКА 31

Мезенхимальные стромальные клетки костного мозга снижают риск

послеоперационного рецидива болезни Крона 31

Частота семейных случаев воспалительных заболеваний кишечника, наблюдаемых

в ГБУЗ «Московский клинический научнопрактический центр им. А.С. Логинова» ДЗМ 31

Частота потери ответа при переводе пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника

с оригинального препарата инфликсимаба на его биосимиляр 32

Комбинированная терапия с применением мезенхимальных стромальных клеток и ведолизумаба способствует достижению более глубокой ремиссии у пациентов с язвенным колитом 32

Частота и причины пролонгирования индукционного курса тофацитинибом у больных язвенным колитом в условиях реальной клинической практики 33

Роль желчных кислот в патогенезе диареи при постхолецистэктомическом синдроме 33

Энтеропатия с нарушением мембранного пищеварения — новая глава в энтерологии 34

Факторы риска развития постинфекционного синдрома раздраженного кишечника 34

Особенности нарушений внутрипросветной микрофлоры кишечника при синдроме

раздраженного кишечника 35

Резистентная болезнь Крона или первичный иммунодефицит? 35

Поражения поджелудочной железы при воспалительных заболеваниях кишечника 36

Ангиодисплазии как источники кровотечения из тонкой кишки 36

Факторы регуляции воспаления при болезни Крона 37

Взаимосвязь между микробиотой кишечника и концентрацией серотонина у больных

с постинфекционным синдромом раздраженного кишечника 37

Роль микробиома кишечника в развитии колоректального рака 37

Гаплотипы HLADQ у детей с целиакией на юге России 38

Генотипы HLADRDQ у российских детей с целиакией 38

СИБР: значимость пищевого разнообразия рациона 39

Значение фекального кальпротектина в мониторинге активности воспалительных

заболеваний кишечника 39

Приверженность лечению больных воспалительными заболеваниями кишечника,

наблюдаемых в Московском клиническом научнопрактическом центре им. А.С. Логинова 40

Сочетание язвенного колита и ВИЧинфекции 41

Эффективность терапии антидепрессантом дулоксетином тяжелых форм СРК 41

Мультидисциплинарный подход к дифференциальной диагностике воспалительного

заболевания кишечника и эндометриоза 42

Дифференциальнодиагностическая значимость определения уровня фекального

кальпротектина для пациентов с синдромом раздраженного кишечника с диареей 42

Опыт использования молекулярногенетического теста в формате картриджа

для диагностики С. difficileассоциированной инфекции 43

Клиникоэпидемиологическая структура ВЗК на базе «Северозападного регистра

пациентов ВЗК» 43

Значение моторноэвакуаторных нарушений тонкой кишки в развитии эндотоксемии

у больных с метаболическим синдромом 44

Информативность уровня Среактивного белка у пациентов с язвенным колитом

в зависимости от степени тяжести заболевания и проводимой терапии 44

Функциональные расстройства ЖКТ: особенности психостатуса и характеристика

кишечного микробиоценоза 45

CD3иммунопозитивные колоноциты — дополнительный маркер активности болезни Крона 46

Особенности компонентов диффузной эндокринной системы и генетические полиморфизмы

при различных вариантах течения синдрома раздраженного кишечника 46

Система противоэпидемических мероприятий в очагах энтероколита,

вызванного Clostridium difficile 47

Синдром беспокойных ног, ассоциированный с целиакией 47

Результаты создания регистра больных целиакией в СанктПетербурге 48

Уровень дисахаридазной активности проксимальных и дистальных отделов тонкой кишки у пациентов с синдромом раздраженного кишечника 49

МЕТАБОЛИЧЕСКИЙ СИНДРОМ 50

Оценка метаболического клиренса инсулина у больных системной красной волчанкой и системным склерозом 50

Нутритивное сопровождение пациента высокого хирургического риска 50

Расстройства приема пищи у пациентов, обращающихся к бариатрическим операциям 51

Оценка состояния микроциркуляторного русла и окислительного метаболизма

у больных сахарным диабетом на терапии препаратом Субетта 51

Ожирение и рак — опасная «связь» 52

Рацион больных ГЭРБ детского возраста характеризуется высоким потреблением энергии,

белка и общего жира и низким содержанием полиненасыщенных жирных кислот 52

Влияние аналога глюкагоноподобного пептида1 и пребиотика на спектр короткоцепочечных

жирных кислот в кале у пациентов с нарушенным углеводным обменом 53

Роль метаболического синдрома в течении и исходе НПВПгастропатии 53

Особенности паттернов питания у пациентов с неалкогольной жировой болезнью печени 54

СОЧЕТАННАЯ ПАТОЛОГИЯ 55

Диссеминированный атипичный микобактериоз у ВИЧинфицированного пациента

с поражением органов пищеварения 55

Выявление ранее не описанных мутаций в генах наследственного рака молочной железы

с помощью метода NGS 55

Молекулярногенетическая классификация рака желудка для персонализации терапии 56

Тромбогенные риски при онкологических заболеваниях 56

Генетические факторы риска в развитии постоперационной тромбоэмболии легочной артерии 57

ХИРУРГИЧЕСКАЯ ГАСТРОЭНТЕРОЛОГИЯ 58

Упреждающая местная анестезия ропивакаином в профилактике боли после геморроидэктомии 58

Опыт применения субмукозной лазерной деструкции при лечении геморроя 58

Выявление клинически значимого числа свободных опухолевых клеток в перитонеальных

смывах у больных с раком желудка 59

Онкологические результаты выполнения экстралеваторной брюшнопромежностной

экстирпации прямой кишки, качество жизни и отдаленные осложнения раны промежности 59

Тяжелое течение клостридийассоциированного псевдомембранозного колита (ПМК):

клиническое наблюдение 60

Местный рецидив после традиционной брюшной промежностной экстирпации —

оправдана ли экстралеваторная техника? 60

Хирургические и онкологические непосредственные результаты выполнения цилиндрической брюшнопромежностной экстирпации прямой кишки в proneпозиции 61

Стентирование толстой кишки в условиях экстренной хирургии 61

Современные подходы к критериям диагностики и хирургической тактике при воспалительной патологии желчевыводящих путей 62

Одноэтапные хирургические вмешательства (лапароскопическая холецистэктомия

и эндоскопическая папиллосфинктеротомия) в лечении острого билиарного панкреатита 62

Лапароскопические и роботассистированные резекции печени в радикальном

хирургическом лечении эхинококкоза печени 63

Применение блокаторов кальциевых каналов в хирургическом лечении хронического комбинированного геморроя 63

Антитела к сахарам в диагностике рака кишечника 64

Лапароскопическая диагностика туберкулезного перитонита 64

Первый опыт применения методики диссекции в подслизистом слое при удалении

новообразований ротоглотки и гортаноглотки 66

Когда артериальные резекции обоснованы при раке поджелудочной железы?

Результаты 38 резекций поджелудочной железы с резекций чревного ствола

и/или общей печеночной артерии при истинном вовлечении сосудов в опухоль 67

Современная тактика при множественных опухолях, обусловленных синдромом von Hippel—Lindau. Особенности хирургии поджелудочной железы на фоне

опухолей почек и надпочечников. Опыт лечения 45 пациентов 67

Спленсохраняющая дистальная резекция поджелудочной железы с резекцией селезеночных сосудов. Почему важно знать, за счет чего выживает селезенка?

Опыт 51 операции без спленэктомий 68

Как сделать «нерезектабельное» резектабельным. «Низкий» местнораспространенный рак поджелудочной железы с вовлечением всех ветвей верхней брыжеечной вены 68

UPDATED DPCAR — модифицированная операция appleby с резекцией правой

или левой печеночной артерии. Когда и как это делать? 69

Функционирующая артериальная или венозная дуга риолана при резекции

поджелудочной железы. Как это влияет на тактику? 69

Ускоренная реабилитация пациентов после дистальных резекций поджелудочной железы:

опыт одного центра 70

Лапароскопия при лечении перфоративных язв двенадцатиперстной кишки 70

Применении диагностической лапароскопии в ургентной детской хирургии 71

Расширенные показания к лапароскопическим паренхимосохраняющим резекциям задневерхних сегментов печени у пациентов с колоректальными метастазами.

Анализ ближайших и отдаленных результатов в сравнении с открытыми резекциями 72

Результаты применения двухэтапного метода резекции печени (RALPPS) у пациентов

с опухолью Клацкина 72

ЭНДОСКОПИЯ 73

Выявление гельминтов при помощи капсульной эндоскопии 73

МЕТОДЫ ДИАГНОСТИКИ 74

Критерии тяжести патологического процесса в печени и селезенке у детей, больных ХГВ,

с помощью допплерографии 74

Новый подход к математической обработке результатов мультиспиральной компьютерной томографии в диагностике рака поджелудочной железы на фоне хронического панкреатита 74

Оценка вовлечения сосудов у пациентов с воротной холангиоцеллюлярной карциномой

по данным мультиспиральной компьютерной томографии 75

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ГАСТРОЭНТЕРОЛОГИЯ 76

Постпрандиальная моторика тощей кишки: фокус на серотонинергическую регуляцию 76

Серотонин в регуляции моторной функции тонкой кишки 76

Моделирование фиброза внутренних органов 76

Изменения функциональной топографии ферментов тонкой кишки у крыс в норме

под воздействием ребамипида 77

Распространенность синдрома абдоминальной боли в молодежной среде 77

Молекулярные механизмы процесса воспаления в слизистой оболочке желудка у крыс 78

Изменение показателей гемодинамики воротной вены при развитии цирроза печени 78

Изменения в реализации гастроколического рефлекса у крыс в условиях содержания

на кетогенной диете 79

РАЗНОЕ 80

Исследование уровня сывороточных пепсиногенов у больных хроническим

атрофическим гастритом 80


Материалы к 46й научной сессии ЦНИИ гастроэнтерологии

«Генетика в гастроэнтерологии: возможности и перспективы»

Болезни пищевода, желудка и двенадцатиперстной кишки


ВЗАИМОСВЯЗЬ КОЛИЧЕСТВА И ТИПОВ ГАСТРОЭЗОФАГЕАЛЬНЫХ РЕФЛЮКСОВ С РАЦИОНОМ ПИТАНИЯ У ДЕТЕЙ: КОРРЕЛЯЦИОННЫЙ АНАЛИЗ

Г.В. Бородина1,2, С.В. Морозов1

1ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии», Москва, Россия;

2ФГАОУ ВО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова», Москва, Россия

Цель исследования — провести анализ взаимосвязи потребления питательных веществ у детей и подростков с наличием и типом гастроэзофагеальных рефлюксов (ГЭР) у детей и подростков.

Материал и методы. Материалом исследования явились данные обследования 219 детей, давших информированное согласие на обследование. Количество и тип ГЭР определены при помощи суточной пищеводной рНимпедансометрии (Ohmega, MMS, Голландия). Фактическое питание оценивалось методом частотного анализа при помощи стандартной прикладной программы. Проведен корреляционный анализ между показателями фактического питания и количеством эпизодов рефлюксов, их кислотностью и длительностью. Для анализа данных детей различных возрастных групп параметры фактического питания преобразовывались в процентное отклонение от рекомендованной нормы потребления. Для оценки взаимосвязи использован корреляционный анализ по Спирмену (Statistica 10, «StatSoft Inc.», США).

Результаты. Достоверная (р<0,05) обратная корреляционная зависимость выявлена между временем экспозиции кислоты (доля времени с рН менее 4) в нижней трети пищевода и потреблением ПНЖК (коэффициент корреляции R=–0,334), ω3 ПНЖК (R=–0,33), ω6 ПНЖК (R=–0,3),

витамина А (R=–0,34), ниацина (R=–0,28) и аскорбиновой кислоты (R=–0,37).

Для количества кислых рефлюксов выявлена достоверная (р<0,05) прямая взаимосвязь с энергетической ценностью рациона (R=0,269), количеством белка (R=0,279), общего


жира (R=0,272), общим количеством углеводов (R=0,152) и добавленного сахара (R=0,157).

Количество слабокислых рефлюксов не было взаимосвязано ни с одним из показателей фактического питания.

Количество некислых рефлюксов было ассоциировано с количеством ПНЖК (R=0,19), ω6 ПНЖК (R=0,151), ω3 ПНЖК (R=0,19), натрия (R=0,158), фосфора (R=0,166),

витамина В1 (R=0,17), ниацина (R=0,19) и аскорбиновой кислоты (0,23).

Вывод. Выявлена взаимосвязь отдельных параметров фактического питания и данными суточной пищеводной рНимпедансометрии у детей и подростков.

***

ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ТЕРАПИИ ИНФЕКЦИИ HELICOBACTER PYLORI У ДЕТЕЙ

С ГАСТРОДУОДЕНАЛЬНЫМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ

Н.В. Куракова

БУ РДКБ МЗ ЧР, Чебоксары, Россия

У детей по рекомендациям российских экспертов, в связи с высоким уровнем резистентности H. pylori к метронидазолу и плохой переносимостью тетрациклина лучше использовать следующие схемы терапии первой линии: ИПП + амоксициллин + кларитромицин; ИПП + амоксициллин (или кларитромицин) + нифурател; ИПП + амоксицилин

+ джозамицин. Продолжительность лечения 10—14 дней. Уровень резистентности H. pylori к антибиотикам возрастает. В ряде регионов выявлена резистентность к кларитромицину более 15%. В большинстве регионов уровни антибиотикорезистентности неизвестны. Если эффективность тройной или более короткой терапии не доказана локальными исследованиями, экспертами рекомендовано: оценивать эффективность терапии; принимать меры, повышающие ее эффективность: квадротерпия с висмутом, продление терапии до 14 дней, назначение пробиотиков.



Цель исследования — оценить эффективность используемой схемы эрадикационной терапии.

Материал и методы. 35 пациентов в возрасте с 8 до 17 лет включительно с гастродуоденальными заболеваниями, ассоциированными с H. pylori. Диагностика H. pylori проводилась выявлением IgG к H. pylori в сыворотке крови. Схема лечения включала: ИПП 1мг/кг/сут + висмут 8 мг/кг/сут + амоксициллин 25 мг/кг/сут + нифурател 15 мг/кг/сут + пробиотик длительностью 14 дней. Успешность эрадикации оценивалась методами определения H. pylori в кале не ранее чем через 30 дней после завершения приема препаратов.

Результаты. 91% пациентов показали отрицательный анализ кала на антиген H. pylori.

Заключение. Оценка эффективности используемой эрадикационной терапии — «хорошо» по шкале, основанной на данных статистического анализа, представленной экспертами. Выбранная терапия эффективна, и можно продолжать ее применять.

***

ПРОЯВЛЕНИЯ НЕДИФФЕРЕНЦИРОВАННОЙ ДИСПЛАЗИИ СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ

У БОЛЬНЫХ С МАЛЫМИ ГРЫЖАМИ ПИЩЕВОДНОГО ОТВЕРСТИЯ ДИАФРАГМЫ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ТИПА РЕФЛЮКСА

И.А. Зябрева, Г.С. Джулай

Тверской государственный медицинский университет, Тверь, Россия

Цель исследования — изучить проявления дисплазии соединительной ткани у больных с малыми грыжами пищеводного отверстия диафрагмы (ГПОД) в зависимости от типа рефлюкса.

Материал и методы. У 120 пациентов (мужчин — 41, женщин — 79) в возрасте от 23 до 78 лет (49,1±13,4 года) с ГПОД I—II степени, сопровождающимися гастроэзофагеальным (ГЭР) (35 больных в возрасте 52±13,4 года) или дуоденогастроэзофагеальным (ДГЭР) (85 больных в возрасте 48±13,3 года) рефлюксом, изучены признаки недифференцированной соединительнотканной дисплазии (СТД). Для выявления диспластозависимого фенотипа пациента использовался диагностический набор фенотипических и висцеральных признаков, предложенный Т.Е. Джулай (2016). Диспластозависимый фенотип устанавливался при условии наличия у пациента одновременно не менее 6 признаков СТД (Таболин В.А., Шабалов Н.П., 1984). Количественная оценка проявлений СТД осуществлялась в соответствии с рекомендациями Т.И. Кадуриной и Л.Н. Абакумовой (2010).

Результаты. Наличие диспластозависимого феноти

па было установлено у 60,8% (n=73) больных (ГЭР — 26%, ДГЭР — 74%) с малыми ГПОД.

Наиболее часто выявляемыми фенотипическими признаками СТД у обследованных пациентов были плоскосто


пие (в 43,3% случаев), варикозное расширение вен нижних конечностей (в 25,8%), миопия, астигматизм (в 49,2%), деформация позвоночника (кифоз, сколиоз, гиперлордоз) (в 24,2%), множественные пигментные пятна (в 40%), стрии (в 15,8%), дряблая, легко растяжимая кожа вне связи с изменениями массы тела (в 40,8%), келоидные послеоперационные и посттравматические рубцы (в 20%), кожные гемангиомы и ангиоэктазии (в 31,7%), грыжи паховые, передней брюшной стенки, включая послеоперационные, диастаз мышц передней брюшной стенки (в 30%), патологические состояния прикуса (в 27,5%). Частота встречаемости прочих признаков не превышала 15%.

В числе наиболее частых висцеральных проявлений СТД были недостаточность кардии (57,5% обследованных), висцероптоз (нефроптоз, гастроптоз, колоноптоз, гепатоптоз) (31,7%), долихосигма (23,3%), аномалии строения желчного пузыря (21,7%), кисты паренхиматозных органов (20,8%), «географический» язык (15,8%). Встречаемость дивертикулов пищеварительной трубки, дивертикулярной болезни ободочной кишки, мегаколона, гемангиомы печени, хористомы, дополнительной дольки селезенки, аномалий строения мочевыводящей системы, пролапса клапанов сердца и его малых аномалий строения, аномалий хода и строения сосудов не превышала 10,8%.

В среднем число фенотипических признаков у лиц с преобладающим ГЭР составило 8,11±2,55, а у пациентов с преобладанием ДГЭР — 8,01±1,04 балла (р=0,971); индекс выраженности фенотипических проявлений − 12,41±4,69 и 14,82±3,62 балла соответственно (р=0,685); индекс выраженности висцеральных проявлений − 6,01±3,41 и 14,99± 3,01 балла соответственно (р=0,05); суммарные индексы − 18,29±4,82 (I степень выраженности СТД) и 30,01±4,30 (II степень выраженности СТД) балла соответственно (р=0,073).

Вывод. Более чем половина больных с малыми ГПОД

характеризутся наличием умеренно выраженного диспластикозависимого фенотипа с высокой частотой висцеральных проявлений недифференцированной дисплазии соединительной ткани, наиболее выраженного при преобладании ДГЭР.

***

HELICOBACTER PYLORI И ДОРМАНТНОСТЬ

И.В. Маев, В.И. Решетняк

ФГБОУ ВО «МГМСУ им. А.И. Евдокимова», Москва, Россия

Основным местом обитания Helicobacter pylori у человека является желудок, где имеются все условия для его жизни, роста и размножения: температура +37о C; наличие воды и питательных веществ; рН среды: 4,0—6,0; микроаэрофильные условия. В биопсийном материале слизистой оболочки желудка человека H. pylori в основном присутствует в спиралевидной форме в надэпителиальном слое слизи.



Стареющие клетки H. pylori или микроорганизмы, попавшие в неблагоприятные условия переживают дегенеративные изменения и трансформируются в дормантные и коккоидные формы, позволяющие им переживать экстремальные ситуации в организме человека при культивировании, а также выживать во внешней среде. Трансформация из спиралевидных форм в коккоидные первоначально сопровождается образованием Собразных и Uобразных форм H. pylori. Последние являются промежуточным (переходным) состоянием между спиралевидными и коккоидными формами бактерий. Промежуточные и коккоидные формы теряют ферментативную активность и репродуктивную способность, у них редуцируется обмен веществ, происходит переход H. pylori в дормантное состояние. Дормантность — обратимое состояние клеток с низким уровнем метаболической активности, в котором они могут находиться длительное время без деления. Промежуточные и коккоидные формы в слизистой оболочке желудка или в культуре могут сосуществовать в различных соотношениях. Часть трансформируемых форм в популяции H. pylori являются дегенеративными, умершими клетками (вероятнее всего, это коккоидные формы), а часть — дормантными, обратимыми формами (вероятнее всего, это Собразные, Uобразные формы). Дормантные формы микроорганизма, попав в благоприятные условия, имеют возможность реверсии в вегетативную спиралевидную форму. Наличие повреждений в дормантных формах при «оживлении» требует определенных условий для предварительной репарации. Инициировать реверсию дормантных форм H. pylori в вегетативные спиралевидные формы способны феромоны (бактериальные цитокины), в частности resuscitationpromoting

factor (Rpf) и некоторые белки теплового шока.

***

ПОВРЕЖДЕНИЕ СЛИЗИСТОЙ ОБОЛОЧКИ ЖЕЛУДКА (СОЖ) У ПАЦИЕНТОВ

C СИСТЕМНОЙ КРАСНОЙ ВОЛЧАНКОЙ (СКВ)

И АНТИФОСФОЛИПИДНЫМ СИНДРОМОМ (АФС)

Т.М. Решетняк1, И.А. Дорошкевич2, Н.И. Середавкина1, Е.Л. Насонов1, И.В. Маев3, В.И. Решетняк3

1ФГБНУ «НИИР им В.А. Насоновой», Москва, Россия;

2ГБУЗ «ГП №36 ДЗМ», Москва, Россия;

3ФГБОУ ВО «МГМСУ им. А.И. Евдокимова», Москва, Россия

Цель исследования — определить роль H. pylori и лекарственных препаратов в развитии повреждений СОЖ при СКВ и АФС.

Материал и методы. Проведено проспективное исследование, включающее 85 пациентов с СКВ и АФС: СКВ без АФС — 39, СКВ+АФС — 26, первичный АФС (ПАФС) —

20 пациентов. Всем пациентам проводилась эзофагогастродуоденоскопия (ЭГДС) с прицельной биопсией тела и антрального отдела СОЖ. Позитивность H. pylori в биоптате СОЖ оценивалась с помощью полимеразной цепной ре


акции (ПЦР). Антихеликобактерная терапия отсутствовала на момент включения в исследование.

Результаты. У пациентов с СКВ и АФС при ЭГДС выявлены следующие изменения СОЖ: антральный гастрит — у 82,4%, эрозии — у 24,7%, геморрагии — у 8,2%, пангастрит — у 8,2% пациентов. У пациентов с АФС при ЭГДС достоверно чаще обнаруживались множественные эрозии СОЖ, по сравнению с больными СКВ без АФС. Неизменная СОЖ была у 9,4% пациентов СКВ и АФС. H. pylori выявлялся у 77,6% обследованных пациентов. Частота выявления H. pylori на фоне приема глюкортикоидов (ГК), нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) с низкими дозами аспирина (АЦК), антикоагулянтов и АЦК составила 69,8%, 68,4%, 87,2% и 89,2% соответственно. Антикоагулянты и АЦК не влияли на частоту выявления в СОЖ H. pylori. При этом одновременный прием АЦК+НПВП приводил к снижению частоты выявления H. pylori в СОЖ у пациентов с СКВ и АФС. Антральный гастрит выявлялся достоверно чаще на фоне приема ГК, АЦК, НПВП, антикоагулянтов.

Заключение. У пациентов с СКВ и АФС отсутствует прямая корреляционная зависимость между выявленными изменениями в СОЖ и H. pylori. Прием ГК, АЦК, НПВП, антикоагулянтов у пациентов с СКВ и АФС ассоциируется с повреждением СОЖ. Отмечено более частое выявление H. pylori на фоне приема антикоагулянтов, АЦК. Прием ГК, НПВП приводит к снижению частоты H. pylori в СОЖ у пациентов с СКВ и АФС.

***

КЛИНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ГИПЕРКОНТРАКТИЛЬНОГО ПИЩЕВОДА

Э.Р. Валитова, Л.Д. Фирсова, О.И. Березина, Ю.В. Эмбутниекс, Д.С. Бордин

ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

Гиперконтрактильный пищевод (ГП) — это первичное нейромышечное заболевание, которое характеризуется высокомощными сокращениями пищевода.

Цель исследования — выявить частоту встречаемости и охарактеризовать клиническую картину ГП.

Материал и методы. Было обследованы 237 пациентов, обратившихся в клинику с жалобами на дисфагию, ком в горле и/или боли в грудной клетке в период с января 2018 по декабрь 2019 г. Проведены ЭГДС, манометрия пищевода высокого разрешения, рентгеноскопия пищевода и суточный рНмониторинг. Диагноз ГП был установлен при наличии перистальтических, но высокомощных сокращений (мощность сокращения более 8000 мм рт.ст./см2).

Результаты. ГП был выявлен у 10 из 237 пациентов, что составляет 4,2%. Большинство составляли женщины в возрасте от 53 до 80 лет. Одна больная жаловалась на ощущение кома в горле, один пациент — только на загрудинную боль некардиального генеза, 2 пациентки отмечали оба сим



птома, у 2 женщин загрудинная боль сочеталась с изжогой, у одной ком в горле сочетался с изжогой, у другой — с дисфагией. Наконец, 2 пациентки отмечали все 4 симптома. Таким образом, наиболее частыми симптомами были ком в горле (у 7 пациентов) и загрудинная боль некардиального генеза (у 7 пациентов). По данным ЭГДС у 5 пациентов регистрировали воспалительные неэрозивные изменения в пищеводе. Рентгеноскопия пищевода выявила патологию (диффузный эзофагоспазм) у 3 пациенток (все отмечали загрудинные боли некардиального генеза). По данным суточного рН мониторинга в 50% случаев регистрировался патологический гастроэзофагеальный рефлюкс. Шесть человек согласились пройти психодиагностическое тестирование, которое выявило дисфункцию вегетативной нервной системы, психическую фиксацию на симптомах или выраженную тревожность.

Заключение. ГП встречается с такой же частотой, что и у зарубежных исследователей. Заболевание проявляется загрудинной болью некардиального генеза и ощущением кома в горле. Требуется оценка психоэмоционального состояния пациентов и коррекция терапии.

***

ЭРОЗИИ ЖЕЛУДКА: ИЗМЕНЯЕТСЯ ЛИ МОТОРНАЯ ФУНКЦИЯ ЖЕЛУДОЧНОКИШЕЧНОГО ТРАКТА

А.Э. Лычкова, С.Г. Хомерики, А.М. Пузиков

ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

Цель исследования — исследование нарушений моторной функции желудочнокишечного тракта при эрозиях желудка (ЭЖ).

Материал и методы. Исследование проведено на 36 больных, страдающих хроническими ЭЖ; средний возраст 36,5±7,8 года. В 19,9% ЭЖ сочетались с панкреатитом и холециститом, инвазия H. pylori обнаружена в 25% случаев, дискинезия желчевыводящих путей — у каждого 4го больного; в 20,3% ЭЖ сочетались с дивертикулярной болезнью и сопутствующей диареей. Контрольную группу составили 10 больных язвенной болезнью желудка в возрасте 52,7±7,3 года.

Проводили электромиографию (ЭМГ) по стандартной методике. Из биоптата края ЭЖ готовили гистологические срезы и окрашивали гематоксилином и эозином; исследование стекол производили при увеличении х 240—500.

Результаты. Мощность тонических сокращений гладких мышц желудка составила 1,2150±0,0875 (увеличение на 47,2%, р<0,05), мощность фазных сокращений — 0,147±0,012 (увеличение на 46,9%, р<0,05), пропульсивная активность — 8,6±0,4 (увеличение на 4,1%, р>0,05).

Мощность тонических сокращений гладких мышц тонкой кишки составила 1,605±0,314 (снижение на 24%, р<0,05). мощность фазных сокращений — 0,105±0,012 (увеличение на 5%, р<0,05), пропульсивная активность — 15,3±0,8 (снижение на 23%, р<0,05)


При хронической ЭЖ выявляют зону фибриноидного некроза в собственной пластинке, деструкцию концевых отделов пилорических желез и гиперплазию клеток поверхностного эпителия.

Вывод. ЭМГ может быть применена при исследовании моторной функции верхних отделов пищеварительного тракта при ЭЖ, пропульсивная активность желудка увеличена за счет раздражения подслизистого и связанного с ним интернейронами межмышечного нервного сплетения.

***

ВЛИЯНИЕ ЭРАДИКАЦИОННОЙ ТЕРАПИИ HELICOBACTER PYLORI НА СОСТАВ МИКРОБИОТЫ КИШЕЧНИКА

Д.Д. Сафина1, С.Р. Абдулхаков1,2, М.И. Маркелова1, Т.В. Григорьева1, Е.А. Булыгина1, С.Ю. Маланин1, И.Ю. Васильев1, М.Н. Синягина1, Р.А. Абдулхаков2

1ФГАОУ ВО «Казанский (Приволжский) федеральный университет», Казань, Россия;

2ФГБОУ ВО «Казанский государственный медицинский университет», Казань, Россия

Введение. В настоящее время известно, что антибактериальная терапия может приводить к нарушению состава микробиоты кишечника, что может негативно отразиться на здоровье человека.

Цель исследования — определить влияние Helicobacter pylori и эрадикационной терапии на состав, функциональные характеристики и резистом микробиоты кишечника. Материал и методы. Для анализа были использова

ны образцы кала 102 H. pyloriпозитивных и 42 H. pyloriнегативных пациентов. Образцы кала сразу после и через 1 мес после завершения эрадикационной терапии были собраны у 102 и 29 пациентов соответственно. Для изучения состава микробиоты кишечника был использован метод шотгансеквенирования (SOLiD 5500 Wildfire).

Результат. До начала эрадикационной терапии в микробиоте кишечника H. pyloriпозитивных пациентов наиболее широко были представлены бактерии фил Firmicutes (58,52±21,48)%, Bacteroidetes (33,49±23,51%), Actinobacteria

(3,08±6,34%), Proteobacteria (2,33±6,70%), Verrucomicrobia

(0,89±2,43%), археи филы Euryarchaeota (0,76±2,16%). Сразу после эрадикационной терапии отмечалось: снижение относительной представленности бактерий фил Firmicutes, Verrucomicrobia, Actinobacteria, увеличение представленности бактерий филы Proteobacteria; снижение представленности лактатпродуцирующей, водородутилизирующей, отдельных пропионат и бутиратпродуцирующей бактерий (p<0,05); увеличение относительной представленности генов антибиотикорезистентности к препаратам групп линкозамидов (р=0,046), макролидов (р=0,00007), сульфаниламидов (р=0,038). Через 4 нед после завершения терапии отмечалась тенденция к возвращению к исходному микробному составу, однако представленность бактерий



филы Actinobacteria, отдельных пропионатпродуцирующих бактерий оставалась более низкой, а представленность генов резистентности к линкозамидам и макролидам — более высокой по сравнению с исходным уровнем (p<0,05).

Заключение. Таким образом, эрадикационная терапия

H. pylori оказывает выраженное влияние на состав, функциональные характеристики и резистом микробиоты кишечника. Некоторые изменения сохраняются спустя 1 мес после завершения терапии.

***

ДАВЛЕНИЕ ПОКОЯ ВЕРХНЕГО И НИЖНЕГО ПИЩЕВОДНЫХ СФИНКТЕРОВ В НАЧАЛЕ

И В КОНЦЕ ПРОЦЕДУРЫ МАНОМЕТРИИ ПИЩЕВОДА ВЫСОКОГО РАЗРЕШЕНИЯ

В.С. Кропочев, С.В. Морозов

ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии», Москва, Россия

Введение. Измерение давления покоя нижнего (НПС) и верхнего (ВПС) пищеводных сфинктеров выполняется в начале процедуры манометрии пищевода высокого разрешения (МПВР). Однако оценка полученных данных не рассмотрена в текущей классификации нарушений моторики пищевода.

Цель исследования — сравнить результаты давления покоя ВПС и НПС в начале и конце исследования и провести анализ наиболее распространенных факторов, обусловливающих наличие различий.


Материал и методы. Запись давления покоя НПС и ВПС производилась в начале и в конце МПВР с использованием 36канального твердотельного катетера UniTip, 10 Fr («Unisensor AG», США) и программного обеспечение Solar Gastro (MMS, Нидерланды). Для оценки психологического статуса использовалась шкала депрессии Бека 2 (BDIII). Проведен корреляционный анализ Спирмена для выявления связи между изменением давления и полом, возрастом, BDIII и наличием грыжи пищеводного отверстия диафрагмы (ГПОД). Изменение давления было представлено как частное P2/Р1.

Результаты и обсуждение. В исследовании включены 84 пациента (31 мужчина и 53 женщин) в возрасте 48,5± 13,2 года. У 37 из них — грыжа пищеводного отверстия диафрагмы (ГПОД). Выявлены отличия результатов измерения давления покоя ВПС в начале и в конце исследования: среднее давление в начале — 123,7±76,6 мм рт.ст., в конце — 87,9±64,1 мм рт.ст., p<0,0001. Минимальное давление покоя ВПС в начале — 79,9±52,4 мм рт.ст., в конце — 57,2±49,0 мм рт.ст., p<0,0001. Для НПС значимых отличий не выявлено. Умеренная прямая корреляция была обнаружена между P2/Р1 для давления покоя ВПС и возрастом пациентов (p<0,05). Пол, BDIII и наличие ГПОД не коррелировали с изменением давления. Пациенты со снижением давления покоя ВПС в конце исследования (n=63) были моложе по сравнению с группой без изменений или с увеличением (46,3±12,7 года против 56,0±13,1 года, р=0,003).

Вывод. У значительной части пациентов давление покоя ВПС, измеренное в конце процедуры МПВР, ниже по сравнению с исходными значениями.


Патология поджелудочной железы


ХРОНИЧЕСКИЙ ПАНКРЕАТИТ: КЛИНИЧЕСКИЕ ВАРИАНТЫ ТРОФОЛОГИЧЕСКОГО СТАТУСА

Н.С. Гаврилина1,2, Л.Ю. Ильченко1,2, И.Г. Федоров1,2, И.Г. Никитин1,2,3

1ФГБАУ ВО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва, Россия;

2ГБУЗ «ГКБ им. В.М. Буянова» ДЗМ, Москва, Россия;

3ФГАУ ЛРЦ Минздрава России, Москва, Россия

Цель исследования — выделить клинические варианты трофологического статуса (ТС) у пациентов с хроническим панкреатитом (ХП).

Материал и методы. Обследованы 148 пациентов с ХП в возрасте 22—82 лет (ср. возраст — 51,8±13,2 года). В соответствии с классификацией TIGARO сформированы две группы. В 1ю группу вошел 71 пациент (57 мужчин и 14 женщин; ср. возраст — 46,3±11,2 года) с хроническим алкогольным панкреатитом (ХАП); во 2ю группу — 77 пациентов (29 мужчин и 48 женщин; ср. возраст — 56,81±3 года) с хроническим обструктивным панкреатитом (ХОП). Экзокринную недостаточность поджелудочной железы (ЭНПЖ) оценивали по уровню фекальной эластазы1. ТС определяли по В.М. Луфта.

Результаты. В группе ХАП курящие пациенты встречались в 2,5 раза чаще, чем при ХОП; ИМТ у них был ниже, чем у некурящих (р=0,002), как и содержание преальбумина (р=0,04). Установлена связь между количеством выкуриваемых сигарет и употреблением алкоголя (r=0,55), индексом курения и толщиной кожножировой складки над трицепсом — ТКЖСТ (r=–0,4), выраженностью ХАИ и степенью ТН (r=–0,5), длительностью алкоголизации и ТКЖСТ (r=– 0,4), уровнем гемоглобина (Hb) и степенью ТН (r=0,5), уровнем Hb и окружностью плеча — ОП (r=0,47), уровнем холестерина и ОП (r=0,37), уровнем ЛПНП и ОП (r=0,41). Выделены 4 клинических варианта ТС: ТН различной степени тяжести (66%); избыточная масса тела/ожирение без ТН (3%), саркопеническое ожирение (СО) с признаками ТН (26%), эйтрофия (5%). Этиология ХП не влияла на частоту развития ТН. Среди пациентов с ЭНПЖ и ТН гипоальбуминемия выявлена в 54% случаев, что указывает на риск развития саркопении. Вариант с СО и ТН преобладал при ХОП (24 vs 14 пациентов с ХАП) у лиц старшего возраста (56,8 vs 46,3 года соответственно, р<0,001).

Заключение. ТН различной степени тяжести и ТН в сочетании с саркопеническим ожирением — наиболее частые клинические варианты ТС у больных ХП. Табакокурение, ХАИ, снижение Hb ассоциированы с развитием ТН.


***

АКТИВНОСТЬ КАРБОГИДРАЗ ТОНКОЙ КИШКИ У БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКИМ ПАНКРЕАТИТОМ И ПОСЛЕ РЕЗЕКЦИИ ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

Н.И. Белостоцкий, Ю.В. Осипенко, Е.А. Дубцова, Д.С. Бордин

ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

Введение. Экзокринный аппарат поджелудочной железы синтезирует комплекс гидролаз, необходимых для расщепления пищевых полимеров. При заболеваниях поджелудочной железы обнаруживается недостаточность ее внешнесекреторной функции.

Цель исследования — изучение активности карбогидраз в биоптатах слизистой оболочки залуковичного отдела двенадцатиперстной кишки у больных с хроническим панкреатитом и после резекции поджелудочной железы.

Материал и методы. В исследование включено 20 пациентов после резекции поджелудочной железы, с хроническим панкреатитом (n=4). Также проведено исследование активности карбогидраз у 15 пациентов без патологии поджелудочной железы. Определялась активность αамилазы амилокластическим методом Покровского, активность мальтазы, глюкоамилазы и сахаразы методом Далквиста.

Результаты. Суммарная активность адсорбированной αамилазы в биоптатах слизистой тонкой кишки снижена у больных панкреатитом на 80% (p<0,05) по сравнению с активностью у лиц контрольной группы. У больных после резекции поджелудочной железы активность αамилазы в биоптатах была снижена на 90—95% (p<0,001). Исследование активности собственно кишечных карбогидраз показало, что в группе больных хроническим панкреатитом имеет место возрастание активности мальтазы на 90% (p<0,05) и сахаразы на 130% (p<0,05), в то время как активность глюкоамилазы осталась без изменений по сравнению с контролем. В группе больных после резекции поджелудочной железы наблюдалось существенное возрастание активности всех исследованных карбогидраз. Так, возрастание активности мальтазы составило 250% (p<0,05), сахаразы — 420% (p<0,01), активности глюкоамилазы — 60% (p<0,05). Вывод. У больных с нарушением внешнесекреторной функции поджелудочной железы наблюдается снижение активности панкреатической αамилазы в слизистой оболочке тонкой кишки хорошо выраженное как при хроническом панкреатите, так и особенно у больных после резекции поджелудочной железы. У больных хроническим панкреатитом наблюдается увеличение активности мальтазы и сахаразы, что говорит об активации сахаразноизомальтазного комплекса. У больных после резекции подже



лудочной железы наблюдается увеличение активности всех исследованных кишечных карбогидраз, особенно выраженное для сахаразы и в меньшей степень для глюкоамилазы, что также свидетельствует в пользу активации сахаразноизомальтазного комплекса при сравнении с активацией мальтазноглюкоамилазного комплекса.

***

АНТИМЕДИАТОРНАЯ ТЕРАПИЯ НЕКРОТИЧЕСКОГО ПАНКРЕАТИТА

В.А. Горский, М.А. Агапов, М.В. Хорева, В.П. Армашов

ФГАОУ ВО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» МЗ РФ, Москва, Россия

Цель исследования — дать оценку эффективности препарата лорноксикам при лечении пациентов с некротическим панкреатитом.

Материал и методы. В исследование вошло 19 пациентов в возрасте от 20 до 60 лет с некротическим панкреатитом средней (ПССТ) и тяжелой степени (ПТС) по шкале APACHE II. В 1ю группу включили 10 пациентов, получавших консервативную терапию. Во 2й группе (9 пациентов) дополнительно проводилась антимедиаторная терапия путем внутривенной инфузии в течение 5 сут нестероидного противовоспалительного препарата лорноксикам. Доза препарата в первые 2 сут составляла 32 мг, на 3и сутки — 24 мг, на 4е и 5е — 16 мг. Эффективность терапевтического воздействия оценивалась на основании уровня экспрессии матричной РНК (мРНК) Толлподобных рецепторов (ТПР2), являющихся основными звеньями цитокинокинеза, в мононуклеарных клетках периферической крови больных.

Результаты. У больных с ПТС в 1й группе пик экспрес

сии мРНК ТПР2 приходился на 3и сутки стационарного лечения. К 7м и 14м суткам значения снижались. У пациентов с ПССТ в этой группе уровень экспрессии мРНК ТПР2 на 1е, 3и и 14ы сутки заболевания был статистически значимо ниже, чем при ПТС. У больных 2й группы с ПТС и ПССТ пик экспрессии мРНК ТПР2 также наблюдался на 1е сутки. В этой группе при ПТС значения экспрессии мРНК ТПР2 были статистически значимо выше, чем при ПССТ. У пациентов с ПТС при применении лорноксикама начиная с 3 сут уровень экспрессии мРНК ТПР2 оказывался достоверно ниже, по сравнению с показателями в 1й группе. У больных с ПССТ достоверных различий в группах на 1е и 3и сутки не получено. Однако на 7е сутки при использовании лорноксикама снижение показателей продолжалось, в то время как у пациентов 1й группы было отмечено их повышение. У 2 пациентов в 1й группе имели место гнойные осложнения приведшие к летальному исходу. Во 2й группе летальных исходов не отмечено.

Вывод. Препарат лорноксикам оказывает антимедиаторное воздействие за счет снижения экспрессии мРНК ТПР2 и способствует улучшению результатов лечения пациентов с некротическим панкреатитом.


***

ЦИТОЛОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА СОЛИДНЫХ НОВООБРАЗОВАНИЙ ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ ПО МАТЕРИАЛУ ЭУС ТИП

К.К. Носкова, Е.Н. Колесова, М.В. Путова, Е.В. Быстровская, Г.А. Пронина

ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

Большое количество исследований показало, что тонкоигольная пункционная биопсия под контролем эндосонографии (ЭУС ТИП) играют важную роль в дифференциальной диагностике солидных новообразований поджелудочной железы (ПЖ). Актуальность цитологического исследования обусловлена необходимостью морфологической верификации образований ПЖ по материалу тонкоигольных биопсий.

Цель исследования – определить возможность приме

нения цитологического метода в диагностике солидных новообразований ПЖ по материалу ЭУС ТИП

Материал и методы. С 2017 по 2019 г. в МКНЦ обследовано 355 пациентов с солидными новообразованиями ПЖ. Для верификации новообразования потребовалось проведение ЭУС ТИП с получением материала для морфологического исследования у 230 больных. Из них 114 мужчин и 116 женщин в возрасте от 28—81 года, средний возраст составил 59 лет. В 74,6% материал был получен только для цитологического исследования. Материал распределялся на стекле, проводилась срочная окраска DiffGuick с моментальной оценкой адекватности материала на месте (Rapid On Site Evaluation, ROSE) При необходимости проведения дополнительных методов исследования часть материала помещалась в транспортную среду для последующего приготовления монослойных препаратов.

Результаты. В 81,6 % (n=147) случаев диагностирована аденокарцинома. В 3,4% (n=7) — нейроэндокринные опухоли. В 3,3% (n=6) для дифференциальной диагностики потребовалось применение иммуноцитохимического метода. В 9,1% (n=21) определен доброкачественный характер процесса. В 12,6% (n=29) случаев материал был признан неинформативным, так как не содержал ткани ПЖ и был представлен плотными кластерными структурами из цилиндрических клеток кишечного эпителия, клетками крови, фиброзными тяжами.

Вывод. Цитологический метод может применятся для верификации солидных новообразований ПЖ по материалу ЭУС ТИП.



***

МУТАЦИИ АЛКОГОЛЬМЕТАБОЛИЗИРУЮЩИХ ФЕРМЕНТОВ У БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКИМ ПАНКРЕАТИТОМ

Ж.В. Борунова1, А.В. Смирнова1,2, К.К. Носкова1, Л.В. Винокурова1, И.Е. Трубицына¹, Д.С. Бордин1,

Е.А. Дубцова1, А.В. Белянин3, Г.Г. Варванина1

¹ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия; ²ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России, Москва, Россия;

3НИУ «Высшая школа экономики», Москва, Россия

Изменения функций системы алкогольметаболизирующих ферментов могут быть ассоциированы с повреждением ткани поджелудочной железы и развитием хронического панкреатита (ХП).

Цель исследования — определить частоту выявления мутаций генов, регулирующих активность ферментов, метаболизирующих алкоголь в группе пациентов с ХП.

Материал и методы. В исследование включены 32 из 185 пациентов МКНЦ им А.С. Логинова (2017—2019 гг.) с диагнозом ХП, опрошенных по оригинальной анкете об их образе жизни, социальном и экономическом положении. Средний возраст больных составил 47,8±10,8 года (16 мужчин 49,2±11,3 года и 12 женщин 48,2±10,5 года). Геномную ДНК выделяли из образцов крови и проводили ПЦРамплификацию ДНК для выявления мутации алкогольдегидрогеназы ADH1B Arg47His — (ADH2*1/ADH2*2) и мутации

«алкогольного» цитохрома CYP2E1—1293G/C9c1/c2. Детекцию продуктов амплификации проводили на агарозном геле.

Результаты. Мутация алкогольдегидрогеназы Arg47His (ADH2*1/ADH*2) в гене ADH1B выявлена у 34,5% больных, при этом полная мутация обнаружена у 15,6%, а гетерозиготное изменение — у 18,8%. У мужчин распространенность полной мутации выявлена в 3/20 случаях, что составило 15,0%, гетерезиготная форма — в 4/20, что составило 20,0%. В то время как у женщин эти цифры были иные: для обоих типов мутаций было выявлено по 2/13 случая, что составило 15,4%.

Мутация «алкогольного цитохрома» 1293 G/c(c1/c2) в гене CYP2E1 были выявлены в 53,1% случаев (G/C — 37,5% и C/C — 15,6). У мужчин — G/C — 33,3%, C/C — 22,2%, в то время как у женщин — G/C — 42,9%, C/C — 7,1%.

Заключение. Развитие ХП может быть ассоциировано с наличием мутаций изученных нами аллелей генов, а также с гендерной особенностью распространения данных мутаций среди больных.


***

МУТАЦИЯ РЕЦЕПТОРА D2 ДОФАМИНБЕТАГИДРОЛАЗА С10211Е ГЕНА DBH У БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКИМ ПАНКРЕАТИТОМ

А.В. Смирнова1,2, Ж.В. Борунова1, И.Е. Трубицына¹, К.К. Носкова1, Л.В. Винокурова1, Д.С. Бордин1,

Е.А. Дубцова1, О.Г. Исупова³, А.В. Белянин³,

Г.Г. Варванина1

¹ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия; ²ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России, Москва, Россия;

3НИУ «Высшая школа экономики», Москва, Россия

Мутации дофаминβгидролазы С10211Е гена DBH

выявляются у пациентов, злоупотребляющих алкоголем.

Цель исследования — сопоставить распространенность мутации дофаминβгидролазы С10211Е среди пациентов с хроническим панкреатитом (ХП) с клиникоанамнестическими и социоэкономическими данными, полученными при анкетировании этих больных.

Материал и методы. В исследование включенв 32 из 185 пациентов МКНЦ им. А.С. Логинова (2017—2019 гг.) с диагнозом ХП, опрошенных по оригинальной анкете об их образе жизни и социоэкономическом положении. Средний возраст больных, составил 47,8±10,8 года (16 мужчин 49,2±11,3 года и 12 женщин 48,2±10,5 года). Геномную ДНК выделяли из образцов крови и проводили ПЦРамплификацию ДНК для выявления полиморфизма и мутации дофаминβгидролаза С10211Е гена DBH. Детекцию продуктов амплификации проводили на агарозном геле.

Результаты. Количество гомозиготных образцов составило 10,7%, гетерозиготных образцов — 28,6%. При сопоставлении полученных данных с результатами анкетирования больных определено количество полных совпадений: наличие мутации любого типа и положительный результат ответа на тест о пристрастиях (среднее значение более 2). Количество положительных ответов на тест об отношении к алкоголю составило 41,7%. При этом совпадений по критерию «мутация+положительный результат теста» от общего числа больных было выявлено только 17,9%.

Заключение. В изученной нами выборке больных ХП присутствуют как больные, адекватно оценивающие тяжесть своего состояния, так и те, кто отрицает наличие связи между образом жизни и соблюдением пищевых ограничений в отношении алкоголя.



***

ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ БИОХИМИЧЕСКИЕ МАРКЕРЫ РАКА ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

Г.Г. Варванина, А.В. Смирнова, К.А. Лесько, А.С. Дорофеев, И.Е Трубицына., Д.С. Бордин, Е.А. Дубцова, Л.В. Винокурова

ГБУЗ ««МКНЦ им. А.С. Логинова»» ДЗМ, Москва, Россия

Гиалуроновая кислота (ГК) является основным компонентом внеклеточного матрикса, которая играет важную роль в различных клеточных процессах. Показано, что ГК в избытке вырабатывается в строме злокачественной опухоли и стимулирует ее прогрессирование за счет усиления пролиферации клеток, миграции, инвазии, метастазирования, ангиогенеза и устойчивости к химиотерапии. Процесс активации факторов развития соединительной ткани при хронических заболеваниях поджелудочной железы в настоящее время изучен недостаточно.

Цель исследования — определение концентрации матриксной металлопротеиназы3 (стромилизин 1) и ГК в крови больных хроническим панкреатитом (ХП) и раком поджелудочной железы (РПЖ).

Материал и методы. В исследование включены 74 больных, из них 28 больных РПЖ, 46 больных — ХП. В сыворотке крови определяли концентрацию MMP3 и ГК методом ELISA. Статистический анализ проводили с использованием непараметрического критерия Манна—Уитни. Достоверность различий считали существенной при p<0,05.

Результаты. Обнаружено повышение уровня ГК у боль

ных РПЖ 47,3 нг/мл (22,6—98,3) по сравнению с группой ХП — 22,5 нг/мл (13,6—34,8) (p=0,004). Содержание ММП3 у больных РПЖ имело тенденцию к снижению (РПЖ — 9,6 нг/мл (7,45—14,7) и ХП — 12,2 нг/мл (13,6—

34,8), однако статистически значимых различий не выявлено (р=0,088).

Вывод. У больных с заболеваниями ПЖ обнаружена во

влеченность ГК в процесс развития РПЖ. Требуется дальнейшее изучение роли ГК как дифференциального маркера у больных ХП и РПЖ.

***

РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ ЗАБОЛЕВАНИЙ ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

И ЕЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ В УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

О.Д. Михайлова, Я.М. Вахрушев, Я.И. Григус

ФГБОУ ВО «Ижевская государственная медицинская академия», Ижевск, Россия

Цель исследования — изучение распространенности заболеваний поджелудочной железы среди взрослого на


селения по данным общей и первичной заболеваемости в Удмуртской республике (УР) за период с 2004 по 2018 гг. и прогнозирование ее на ближайшие годы.

Материал и методы. Проанализированы сведения официальной статистики за период 2004—2018 гг., в том числе сборников «Основные показатели состояния здоровья населения Удмуртской республики», подготовленных Республиканским медицинским информационноаналитическим центром МЗ УР. При анализе имеющейся информации применены статистические методы исследования. В прогнозировании заболеваемости на ближайшие 5 лет использован метод трендового моделирования (полиноминальный тренд).

Результаты. Общая заболеваемость патологией поджелудочной железы за 15 лет увеличилась с 454,7 случая на 100 тыс. населения в 2004 г. до 1336,8 на 100 тыс. населения в 2018 г. (в 2,93 раза). При этом показатель достиг уровня Российской Федерации (РФ), а затем и превысил его (584,8 на 100 тыс. населения в 2004 г. и 1157,4 на 100 тыс. населения в 2018 г.). Ежегодный прирост общей заболеваемости составлял от 6,2% до 18,3%, снижение заболеваемости на 16,9% отмечено однократно в 2015 г. В ближайшие 5 лет с высокой вероятностью (R2=0,97 и R2=0,99 соответственно) можно ожидать дальнейшее увеличение общей заболеваемости патологией поджелудочной железы в УР и РФ. Первичная заболеваемость по болезням поджелудочной железы за изучаемый период также значительно выросла как в УР, так и в РФ — в 3,02 и в 2,26 раза соответственно, несмотря на тенденцию к снижению в 2011— 2013 гг. В 2018 г. общая заболеваемость в УР составила 168,6 на 100 тыс. населения, оставаясь несколько ниже, чем в РФ (173,9 на 100 тыс. населения). С помощью трендового моделирования прогнозируется дальнейший рост показателя как в УР (R2=0,91), так и в РФ (R2=0,95).

Заключение. Проведенный анализ свидетельствует

o высоких темпах роста патологии поджелудочной железы в УР и РФ и позволяет прогнозировать дальнейшее увеличение заболеваемости среди взрослого населения в ближайшие годы. Это требует расширения профилактических мероприятий и активного проведения диспансеризации.

***

ПАТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ПАНКРЕАТОГЕННОГО САХАРНОГО ДИАБЕТА. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

Е.Ю. Ломакина, Н.В. Балашова, Е.А. Белоусова

ГБУЗ МО «МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского», Москва, Россия

Цель исследования — уточнить патогенетические различия между сахарным диабетом (СД) у больных хроническим панкреатитом (ХП) и СД 2го типа (СД 2).

Материал и методы. Исследовали уровни инкретинов: гастроингибирующего полипептида (GIP) и глюкагоноподобного пептида1 (GLP1) в крови натощак



и через 10 мин после завтрака методом ИФА. Рассчитывали также индекс инсулинорезистентности (индекс HOMA) и учитывали ИМТ. Обследовали три группы больных: 40 пациентов с ХП (М:Ж=25:15,средний возраст 52±11,5 года), 11 пациентов с ХП+СД (М:Ж=6:5, сопоставимых по возрасту) и 11 пациентов с СД2, сопоставимых по полу и возрасту.

Результаты. В 1й (ХП) и 2й группах (ХП+СД) ИМТ был одинаков и составил 24±2,5 кг/м2. В 3й (СД2) ИМТ был достоверно выше и составил 35±3,2 кг/м2. Индекс HOMA при ХП и ХП+СД соответствовал нормальным показателям (2,0±1,8 и 2,3±1,9), а при СД2 был значимо выше (4,8±3,5). Таким образом, у больных ХП и ХП+СД избыточной массы тела и инсулинорезистентности отмечено не было, в отличие от больных СД2.

Уровень GIP при ХП натощак составил 3,5±2,8 пг/мл, а после еды был отмечен его физиологический подъем до 7,1±3,6 пг/мл. В группе ХП+СД уровень GIP натощак был 2,3±0,5 пг/мл, а после еды физиологического подъема не было, уровень инкретина составил 2,1±0,3 пг/мл. В группе СД2 уровень GIP до еды составил 4,1±2,6 пг/мл, а после еды 7,1±2,2 пг/мл, т.е. физиологический подъем имел место. Достоверно более низкий уровень GIP натощак и отсутствие его подъема после еды были отмечены у больных ХП+СД по сравнению с больными ХП без СД и по сравнению с группой СД2. Достоверных различий в уровнях GLP в группах получено не было.

Заключение. Отсутствие повышения уровня GIP после еды у больных ХП+СД на фоне более низкого ИМТ и нормальных значений индекса НОМА доказывает существование панкреатогенного СД и демонстрирует его патогенетическое отличие от СД2.

***

ОСОБЕННОСТИ КЛИНИЧЕСКОГО ТЕЧЕНИЯ И СПЕКТР МУТАЦИЙ ПРИ PRSS1АССОЦИИРОВАННОМ НАСЛЕДСТВЕННОМ ПАНКРЕАТИТЕ В РОССИИ

М.М. Литвинова1,2, К.Ф. Хафизов3, К.А. Никольская2, М.Г. Ипатова4, Д.А. Ахмедзянова1, Д.С. Бордин2

1ФГАОУ ВО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет), Москва, Россия;

2ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия;

3ФГБУ ЦСП Минздрава России, Москва, Россия;

4ДГКБ №13 им. Н.Ф. Филатова, Москва, Россия

Введение. Хронический панкреатит (ХП) представляет собой важную медикосоциальную проблему. Большинство факторов, провоцирующих развитие панкреатита, известны. Однако, далеко не у всех людей на фоне воздействия этих факторов развивается заболевание. В то же время ХП может манифестировать в раннем возрасте без какихлибо видимых причин. Немаловажную роль в проявлении ХП играет генетическая конституция человека. Около 40%


пациентов с ХП, установленным в возрасте до 6 лет, являются гетерозиготными носителями мутации гена PRSS1.

Цель исследования — установить особенности клини

ческого течения и определить спектр мутаций при PRSS1ассоциированном ХП в России.

Материал и методы. группа описываемых пациентов представлена 6 больными PRSS1ассоциированным ХП, отобранными из числа 110 пациентов с ХП, установленным в возрасте до 40 лет. Все 110 пациентов ранее генотипированы на наличие мутаций в гене PRSS1 с использованием метода массового параллельного секвенирования (платформа Iron S5, Thermo Fisher Scientific). Проведено секвенирование всей кодирующей последовательности гена PRSS1. Для аннотирования выявленных генных вариантов использовались pancreasgenetics.org, CLINVAR, dbSNP, OMIM.

Результаты. Из 110 пациентов с диагнозом ХП, установленным в возрасте до 40 лет, у 6 были выявлены мутации в гене PRSS1. У 2 из них обнаружена известная патогенная мутация с.86A>T (p.Asn29Ile). Клиническая манифестация ХП у данных пациентов произошла в 4—5 лет, среднее количество обострений в год составило 2,3. Обоим пациентам проведено хирургическое лечение (в 20 и 8 лет). У 2 других больных выявлены мутации c.68A>G (p.Lys23Arg) (диагноз в 5 лет, хирургическое лечение в 9 лет) и c.365G>A (p.Arg122His) (манифестация в 19 лет, хирургическое лечение в 37 лет). В обоих случаях эпизоды обострения панкреатита не реже 2 раз в год. У оставшихся пациентов обнаружены редкие генные варианты с неизвестным клиническим значением с.455—93Т>С и g.7855T>C.

Заключение. В группе пациентов с ХП, развившимся до 40 лет, мутации гена PRSS1 обнаруживаются в 5,5% случаев. Наиболее частой мутацией гена PRSS1 в России является p.Asn29Ile. Все описанные случаи PRSS1ХП характеризуются ранним проявлением и тяжелым течением.

***

НЕФУНКЦИОНИРУЮЩИЕ НЕЙРОЭНДОКРИННЫЕ ОПУХОЛИ ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ МАЛЫХ РАЗМЕРОВ (<2 СМ), СВЯЗАННЫЕ

С НАСЛЕДСТВЕННЫМИ СИНДРОМАМИ VHL, MEN1 И СПОРАДИЧЕСКИМИ. ХИРУРГИЯ ИЛИ НАБЛЮДЕНИЕ?

В.И. Егоров1, Р.В. Петров2, З.А Коваленко3

1Ильинская больница, Москва, Россия;

2ГКБ им. братьев Бахрушиных, Москва, Россия;

3ЛРЦ Минздрава РФ, Москва, Россия

Введение. Нефункционирующие нейроэндокринные опухоли поджелудочной железы (НФНЭОПЖ) малых размеров, выявляются в ходе рутинных визуализационных исследований, как правило, по поводу других причин. Они могут быть связаны с наследственными синдромами или спорадическими. Хирургу объективно сложно принять ре



шение в пользу операции с ее возможными осложнениями, или наблюдения, опасного прогрессированием и метастазированием.

Материал и методы. Обзор литературы по лечению НФНЭО ПЖ малых размеров. Ретроспективный анализ наблюдения и лечения групп пациентов с 2015 по 2019 г. с НФНЭОПЖ малых размеров, связанных с синдромами фон Хиппеля—Линдау, МЭН1 (n=46) и спорадическими опухолями (n=11).

Результаты. Группа хирургического лечения

с НФНЭОПЖ малых размеров, связанных с наследственными синдромами, составила 4 пациента. Особенность — тяжелый коморбидный фон. Осложнения развились у 3 пациентов; 1 пациент умер вследствие кишечного кровотечения. Медиана наблюдения после операции —


46 (24—58) мес. Группа хирургического лечения спорадических НФНЭОПЖ малых размеров включала 7 пациентов. Осложнения > III ClavienDindo возникли у 4 пациентов. Медиана наблюдения после операции — 34 (22—40) мес. Группа наблюдения спорадических НФНЭОПЖ малых размеров составила 4 пациента. Медиана бессимптомного наблюдения — 30 (21—35) мес.

Заключение. Наблюдение НФНЭОПЖ малых размеров (<2 cм) при наследственных синдромах и спорадических может быть оправданной тактикой. НФНЭОПЖ, связанные с наследственными синдромами, менее агрессивны, чем спорадические. Только размер не является надежным индикатором агрессивного поведения. Необходим дополнительный временной фактор, который позволит оценить динамику роста опухоли.


Патология желчного пузыря и желчных путей


КЛИНИКОЛАБОРАТОРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ТЕЧЕНИЯ ЖЕЛЧНОКАМЕННОЙ БОЛЕЗНИ ПРИ НЕАЛКОГОЛЬНОЙ ЖИРОВОЙ БОЛЕЗНИ ПЕЧЕНИ

Н.А. Черкащенко1, М.А. Ливзан2, Т.С. Кролевец2

1ФГБУЗ «Западносибирский медицинский центр» ФМБА России, Омск, Россия;

2ФГБОУ ВО «Омский государственный медицинский университет» Минздрава России, Омск, Россия

Введение/Цель исследования – выявить клинические и лабораторные особенности коморбидного течения неалкогольной жировой болезни печени (НАЖБП) и желчнокаменной болезни (ЖКБ) для повышения эффективности диагностики и ведения пациентов с данными нарушениями.

Материал и методы. Согласно дизайну нами проведено открытое сравнительное исследование с включением 169 пациентов с НАЖБП. Сформированы следующие группы сравнения: 1я группа (n=95) – пациенты с НАЖБП без ЖКБ, 2я группа (n=35) – пациенты с НАЖБП и ЖКБ с сохраненным желчным пузырем и 3я группа (n=39) — пациенты с НАЖБП, ЖКБ, перенесших холецистэктомию. Проведена оценка клинических признаков поражения гепатобилиарной системы выполнены стандартные лабораторные (общие анализы крови и мочи, биохимический анализ крови), инструментальные (ультразвуковое исследование брюшной полости, эластометрия печени) методы


исследования. Дополнительно определялись сывороточные уровни инсулина, лептина, его растворимого рецептора, адипонектина.

Результаты. Среди жалоб преобладали боли в правом подреберье «билиарного типа» и/или дискомфорт (32,5% и 28,9%) и горечь во рту (33,1%). Бессимптомное течение отмечено в 40,5% случаев. Выявлено статистически значимые различия по частоте и интенсивности горечи во рту (χ2=20,401, р<0,01), общей слабости (χ2=18,012, р<0,01), утомляемости (χ2=19,824, р<0,01). Выявлена высокая распространенность ишемической болезни сердца в группе пациентов с ЖКБ, перенесших холецистэктомию (χ2=6,198, p≤0,05), обнаружены положительные статистически значимые корреляционные взаимосвязи ЖКБ, перенесенной хо

лецистэктомии с ишемической болезнью сердца (rs=0,172, p≤0,05 и rs=0,241, p≤0,05 соответственно). Высокая распространенность нарушенной толерантности к глюкозе отме

чена в группе без ЖКБ (28,4% случаев, χ2=8.5477, p<0.01). Отмечалось статистически значимое снижение уровня общего билирубина и общего белка у пациентов 3й группы (H=7,376, p≤0,03 и H=6,345, p≤0,04). Уровень лептина статистически значимо выше и положительно взаимосвязан с холецистэктомией по результатам сравнительного и корреляционного анализа (H=5,812, p≤0,05, rs=0,313, p≤0,05). Заключение. Пациенты с НАЖБП, ЖКБ и перенесен ной холецистэктомией имеют высокую распространенность ишемической болезни сердца; у пациентов, страдающих НАЖБП и ЖКБ, выявлен феномен инсулинои лептинорезистентности; гиперлептинемия отмечена среди больных

НАЖБП с ЖКБ после холецистэктомии.


Патология печени


СИНДРОМ ЖИЛЬБЕРА: ДИАГНОСТИКА В РЕАЛЬНОЙ КЛИНИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ

Л.Ю. Ильченко1—3, Л.И. Мельникова1, Е.А. Дунаева4, М.В. Козицына4, О.П. Дрибноходова4, К.О. Миронов4

1ФГБУЗ «Клиническая больница №85» ФМБА России, Москва, Россия;

2ФГБНУ «ФНЦИРИП им. М. П. Чумакова» РАН, Москва, Россия; 3ФГАОУ ВО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва, Россия;

4ФБУН ЦНИИЭ Роспотребнадзора, Москва, Россия

Синдром Жильбера (СЖ) — заболевание с аутосомнорецессивным типом наследования, обусловленное нарушением уровня экспрессии гена UGT1A1, кодирующего изоформу фермента уридиндифосфатглюкуронилтрансферазы (УДФГТА1) или структурными модификациями УДФГТА1. Неконъюгированная гипербилирубинемия (НГ) — основное проявление СЖ. Особенности течения СЖ у ряда пациентов в последние годы связаны с нарушениями метаболизма лекарств и развитием межлекарственных взаимодействий (в частности, при проведении противовирусной терапии хронического гепатита С с применением препаратов с прямым противовирусным действием). Диагноз СЖ основывается на выявлении однонуклеотидных полиморфизмов молекулярнобиологическими методами. Данные о распространенности СЖ в России малочисленны.

Цель исследования — определение генетического по

лиморфизма (ТА)5/6/7/8 (rs8175347) в гене UGT1A1 (СЖ) методом пиросеквенирования у пациентов в амбулаторной практике.

Материал и методы. Нами проведено одноцентровое открытое одномоментное клиническое исследование. При случайном отборе была сформирована выборочная совокупность пациентов, обративших по разным поводам в амбулаторную сеть. Обследованы 200 пациентов в возрасте 15—86 лет; мужчин — 107 (53,5%), женщин — 93 (46,5%);

преобладали лица старше 30 лет — 175 (87,5%). Методом пиросеквенирования с помощью системы генетического анализа серии PyroMark «АмплиСенс Пироскрин UGT1A1» (ФБУН ЦНИИЭ Роспотребнадзора) осуществляли детекцию генетического полиморфизма (ТА)5/6/7/8 (rs8175347) в гене UGT1A1. Для валидности результатов исследования использовали секвенирование по Sanger, являющегося «золотым стандартом» определения генетических полиморфизмов.

Результаты. Генотип (ТА)6/(ТА)6 (нормальный) установлен у 71 (35,5%) пациента, ТА)6/(ТА)7 (гетерозиготное состояние) — у 81 (40,5%) и (ТА)7/(ТА)7 (гомозиготное состояние) — у 48 (24%). Результаты детекции генотипов (ТА)6/(ТА)7 в гомои гетерогенном состоянии при пиросеквенировании и секвенировании по Sanger совпадали


во всех случаях (100%). Метод пиросеквенирования позволяет также выявлять редкие генотипы — (ТА)5/(ТА)6, (ТА)5/(ТА)7, (ТА)6/(ТА)8, (ТА)7/(ТА)8. Однако в нашей

выборке они не были обнаружены. У 30 из 48 пациентов СЖ был установлен впервые, в половине случаев это были лица старшей возрастной группы. Ни у одного из них ранее повышения содержания билирубина не наблюдалось. У 18 из 48 пациентов диагноз СЖ был установлен ранее. Это были 13 мужчин и 5 женщин, их возраст определялся в широком диапазоне — от 15 до 57 лет (из них 8 пациентов в возрасте до 25 лет). Вместе с тем время первичного установления диагноза СЖ у этих пациентов существенно варьировало — от 3 лет до 54 лет. Кроме того, СЖ диагностирован у 19/48 (39,6%) обследованных с различными заболеваниями органов пищеварения, а в 11/19 случаях — с хроническими вирусными гепатитами В и С. Лишь в 3 случаях отмечена НГ (35 мкмоль/л, 60 мкмоль/л, 90 мкмоль/л). Заключение. У амбулаторных пациентов частота установления СЖ (гомозиготное состояние) составляет 24%. При бессимптомном течении СЖ может быть заподозрен при случайно обнаруженной НГ. Благодаря применению набора «АмплиСенс Пироскрин UGT1A1» в реальной клинической практике возможно выявление различных вариантов полиморфизма (ТА)5/6/7/8. Своевременная диагностика СЖ позволит ограничить поиск других причин НГ и прием препаратов, обладающих гепатотоксическим действием, а также позволит осуществлять профилактику негативных межлекарственных взаимодействий, особенно у пациентов старшей возрастной группы с наличием ко

морбидной патологии.

***

МОЛЕКУЛЯРНОГЕНЕТИЧЕСКИЕ МАРКЕРЫ ВЕРИФИКАЦИИ СТЕАТОЗА

ПРИ НЕАЛКОГОЛЬНОЙ ЖИРОВОЙ БОЛЕЗНИ ПЕЧЕНИ

А.Б. Кривошеев1, В.Н. Максимов2, М.И. Воевода2, Е.Е. Левыкина3, Е.С. Мельникова2, К.Ю. Бойко3, А.А. Гуражева2, Ю.М. Ивчик3, М.А. Кондратова1

1ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России, Новосибирск, Россия; 2НИИТПМфилиал ИЦиГ СО РАН, Новосибирск, Россия; 3ГБУЗ НСО ГКБ №1, Новосибирск, Россия

Цель исследования — в последние годы наблюдается заметный рост хронических заболеваний печени различной этиологии. Одним из таких заболеваний с высоким распространением, трудностями ранней диагностики, высокой возможностью прогрессирования патологического процесса до цирроза печени и гепатоцеллюлярной карциномы является неалкогольная жировая болезнь печени



(НАЖБП). Несмотря на то, что НАЖБП становится одним из распространенных заболеваний печени, патогенез ее формирования сложный, многофакторный и полностью не изучен. Поэтому для клиницистов важно определить факторы, обуславливающие развитие стеатоза печени, а также иметь возможность оценить течение и прогноз заболевания. С этой целью проведено молекулярногенетическое исследование мутаций аллелей PIS Glu264Val (rs17580) и PIZ Glu342Lys (rs28929474) гена SEPPINA1 в сравнении с лицами общей популяции. Данный ген характеризует дефицит α1антитрипсина, что может быть причиной формирования стеатоза печени.

Материал и методы. Для оценки популяционных частот мутаций PIS Glu264Val (rs17580) и PIZ Glu342Lys (rs28929474) в гене SERPINA1 в популяции 25—64 летних жителей Новосибирска было выполнено генотипирование 325 человек из популяционной выборки, сформированной в ходе работы по международной кооперативной программе по изучению тенденций заболеваемости и смертности от сердечнососудистых заболеваний и определяющих их факторов, (программа ВОЗ MONICA). В качестве патологического фенотипа для оценки вклада в его развитие носительства мутаций PIS и PIZ в гене SERPINA1 была выбрана НАЖБП. Диагноз НАЖБП устанавливался с учетом

«Клинических рекомендаций по диагностике и лечению неалкогольной жировой болезни печени Российского общества по изучению печени и Российской гастроэнтерологической ассоциации» (2016 г.). Всего было отобрано 100 больных. Возраст больных на момент включения в исследование варьировался от 30 до 65 лет, средний возраст больных составил 45,5±8,2 года.

Результаты. По результатам определения молекулярногенетического исследования было константировано, что в популяции жителей Новосибирска частоты генотипов PIZ Glu342Lys (rs28929474) в гене SERPINA1 составили Glu342Lys (n=8; 2,46%), Glu342Glu (n=317; 97,5%). Частоты генотипов PIS Glu264Val (rs17580) в гене SERPINA1 составили по Glu264Val (n=6; 1,85%), Glu264Glu (n=319; 98,2%). Частоты генотипов PIZ Glu342Lys (rs28929474) в гене SERPINA1 в группе больных с НАЖБП составили (Lys 342Lys, n=1; 1,0%; Glu342Lys: n=8; 8,0%; Glu342Glu: n=91;

91,0%). В группе больных НАЖБП значения отношение

шансов позволяют обнаружить носителя генотипа с Z аллелем выше в 3,9 раза (*NZ+ZZ vs NN: ОШ=3,90, 95 % ДИ 1,5—10,5, р=0,007), а носителя генотипа с S аллелем выше в 6,6 раза (NS vs NN: ОШ=6,6, 95% ДИ 2,4—18,3, р<0,001)

по сравнению с контролем.

Заключение. Таким образом, отмечается существенное повышение частоты носительства мутаций по аллелям PIS и PIZ гена SEPPINA1 в группе больных с НАЖБП по сравнению с контрольной группой. Это позволяет предполагать, что механизм формирования стеатоза печени может быть генетически индуцирован.


***

МОЛЕКУЛЯРНОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРИ НЕАЛКОГОЛЬНОЙ ЖИРОВОЙ БОЛЕЗНИ ПЕЧЕНИ

А.Б. Кривошеев1, В.Н. Максимов2, К.Ю. Бойко3, М.И. Воевода2, Е.Е. Левыкина3, Ю.М. Ивчик3, М.А. Кондратова1

1ФГБОУ ВО НГМУ МЗ РФ, Новосибирск, Россия; 2НИИТПМфилиал ИЦиГ СО РАН, Новосибирск, Россия; 3ГБУЗ НСО ГКБ №1, Новосибирск, Россия

Цель исследования — Определить частоту носительства мутантных аллелей H63D и C282Y гена гемохроматоза HFE, а также носительства мутантных аллелей PIS Glu264Val (rs17580) и PIZ Glu342Lys (rs28929474) гена SEPPINA1 характеризующих дефицит α1антитрипсина при неалкогольной жировой болезни печени (НАЖБП), в сравнении с лицами общей популяции.

Материал и методы. Работа — результат исследований по научной теме «Проблемы кардиосоматической патологии в клинике внутренних болезней», разрабатываемых на кафедре факультетской терапии им. проф. Г.Д. Залесского в рамках программы совместных научноисследовательких работ с НИИТПМфилиал ИЦиГ СО РАН. Для оценки популяционных частот мутаций аллелель H63D и C282Y гена гемохроматоза HFE и полиморфизма гена SEPPINA1 по аллелям PIS Glu264Val (rs17580) и PIZ Glu342Lys (rs28929474) было проведено молекулярногенетическое обследование 112 больных НАЖБП (75 мужчин и 31 женщина), возраст 32—67 лет (средний возраст 49,8±1,1 года). Все обследованные были лицами европейской расы. Генотипирование проводилось в лаборатории молекулярногенетических исследований терапевтических заболеваний НИИТПМфилиал ИЦиГ СО РАН. Для оценки популяционных частот мутаций аллелей H63D и C282Y гена гемохроматоза HFE и полиморфизма гена SEPPINA1 по аллелям PIS Glu264Val (rs17580) и PIZ Glu342Lys (rs28929474) было выполнено генотипирование 342 человек из популяционной выборки, заболеваемости и смертности от сердечнососудистых заболеваний и определяющих их факторов.

Результаты. По группе обследованных пациентов

НАЖБП полиморфизм по аллелям С282Y и Н63D гена HFE зарегистрирован у 36 (32,1%) человек. Чаще обнаруживался полиморфизм по аллели Н63D гена HFE (30 человек, 26,8%). Мутация С282Y гена HFE наблюдались только у 6 (5,4%) человек. В популяционной группе (342 человека) полиморфизм по аллелям С282Y и Н63D гена HFE выявлен у 116 (33,9%) человек. Заметно чаще, как и в основной группе, регистрировалась мутация по аллели H63D. По результатам определения молекулярногенетического исследования было констатировано, что в группе больных НАЖБП значения отношение шансов позволяют обнаружить носителя генотипа с РIZ аллелем выше в 3,9 раза (NZ+ZZ vs



NN: ОШ=3,90, 95% ДИ 1,5—10,5, р=0,007), а носителя ге

нотипа с PIS аллелем выше в 6,6 раза (NS vs NN: ОШ=6,6, 95% ДИ 2,4—18,3, р<0,001) по сравнению с контролем.

Заключение. Мутации С282Y и Н63D гена HFE у па

циентов с НАЖБП и у лиц общей популяции регистрируются с одинаковой частотой — 32,1 и 33,9% соответственно. Вместе с тем отмечается существенное повышение частоты носительства мутаций PIS Glu264Val (rs17580) и PIZ Glu342Lys (rs28929474) гена SEPPINA1 в группе больных с НАЖБП по сравнению с контрольной группой. Это позволяет предполагать, что механизм формирования стеатоза печени при НАЖБП может быть генетически индуцирован.

***

ЧАСТОТА ВЫЯВЛЕНИЯ ГЕНОТИПОВ СС, ТТ И ТС ГЕНА TCF7L2 ПРИ НЕАЛКОГОЛЬНОЙ

ЖИРОВОЙ БОЛЕЗНИ ПЕЧЕНИ И СОСТОЯНИЕ УГЛЕВОДНОГО ОБМЕНА

А.Б. Кривошеев1, В.Н. Максимов2, М.И. Воевода2, К.Ю. Бойко3, Е.Е. Левыкина3, Ю.М. Ивчик3,

М.А. Кондратова1

1ФГБОУ ВО НГМУ МЗ РФ, Новосибирск, Россия; 2НИИТПМфилиал ИЦиГ СО РАН, Новосибирск, Россия; 3ГБУЗ НСО ГКБ №1, Новосибирск, Россия

Цель исследования — определить частоту носительства генотипов СС, ТТ и ТС гена TCF7L2 у больных НАЖБП в сравнении с лицами общей популяции и оценить состояние углеводного обмена при неалкогольной жировой болезни печени (НАЖБП).

Материал и методы. По критериям включения в исследование отобрали 101 пациента с верифицированным диагнозом НАЖБП (70 мужчин и 31 женщина). В возрасте 23—65 лет (средний возраст 49,8±1,1 года). Популяционная группа сформирована на основе случайной выборки жителей Новосибирска из здоровых добровольцев, постоянно проживающих в Новосибирске (подобрана по возрасту в соотношении примерно 1:2, 1 случай: 2 контроля). В группу включены 202 человека. Возраст добровольцев колебался в широких пределах (от 25 до 65 лет), средний возраст в целом по группе составил 48,4±1,1 года. Оценивали состояния углеводного обмена: нормальное состояние углеводного обмена, нарушение толерантности к глюкозе (НТГ), сахарный диабет (СД). Генотипирование проводилось в лаборатории молекулярногенетических исследований терапевтических заболеваний НИИТПМфилиал ИЦиГ СО РАН на наличие генотипов СС, ТТ и ТС гена TCF7L2. Частоты генотипов гена TCF7L2 определены в ходе молекулярногенетического анализа ДНК при помощи ПЦР с последующим ПДРФанализом.

Результаты. В целом по группе обследованных пациентов с НАЖБП достоверно чаще (р<0,001) зарегистрированы генотипы гена TCF7L2 СС (41 больной 40,6%) и СТ (44 больных, 43,6%) в сравнении с генотипом ТТ (16 больных, 15,8%).


В популяционной выборке достоверно чаще (р<0,001) регистрировался генотип СС (135 человек, 66,8%), в 2 раза реже определялся генотип СТ (59 человек, 29,2%), а генотип ТТ был констатирован только у 8 (4,0%) человек. При анализе состояния углеводного обмена у пациентов с НАЖБП отсутствие нарушений зарегистрировано у 29 (28,7%) больных. В целом по группе обследованных расстройства углеводного обмена обнаружены у 72 (71,3%) больных. НТГ обнаружена у 15 (14,2%) пациентов, несколько чаще регистрировалась при генотипе ТС (9 человек, 8,5%). СД 2го типа диагностирован у 57 (53,8%) человек. Данный тип нарушений углеводного обмена несколько чаще регистрировался при генотипе ТС (30 человек, 28,3%), реже при генотипах СС (25 человек, 23,6%) и ТТ (2 человека, 1,9%). Давность СД при генотипе СС и ТС была практически идентичной (соответственно 8,9±1,3 и 7,1±1,2 года). СД был впервые выявлен почти в 2 раза чаще при генотипе ТС (9 человек, 8,5%), чем при генотипе СС (5 человек, 4,7%). Инсулинопотребность при СД 2го типа чаще регистрировалась при генотипе СС (7 человек, 6,6%) и реже при генотипе ТС (3 человека, 2,8%). Заключение. В популяционной группе доминирует генотип СС. При НАЖБП с одинаковой частотой регистрируются генотипы СС и СТ. Генотип ТТ в обеих группах обнаруживается редко. Нарушения углеводного обмена преимущественно возникают при генотипах СС и ТС гена TCF7L2. У большинства пациентов диагностируется СД 2го типа. При генотипе СС чаще наблюдается инсулинопотребность. При генотипе ТС чаще регистрируется НТГ,

СД 2го типа и впервые выявленный СД.

***

ВЛИЯНИЕ ЯНТАРНОЙ КИСЛОТЫ

НА ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ ПЕЧЕНИ И СОСТОЯНИЕ МЕТАБОЛИЗМА ПРИ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОМ ЦИРРОЗЕ

Н.С. Тропская, Е.А. Кислякова, А.В. Жеребцов, О.С. Кислицына, Ю.В. Гурман, И.Г. Вилкова, Е.В. Клычникова, Т.С. Попова

ГБУЗ «НИИ СП им. Н.В. Склифосовского», Москва, Россия

Цель исследования — оценить влияние янтарной кислоты (ЯК) на функциональное состояние печени при экспериментальном циррозе печени (ЦП).

Материал и методы. Эксперименты выполнены на 25 крысахсамцах линии Вистар. Моделирование ЦП осуществлялось внутрижелудочным введением раствора ацетаминофена в дозе 500 мг/кг на фоне высокожировой диеты. На протяжении эксперимента в течение 21 дня животные 1й группы (n=7) находились на стандартной диете, крысам 2й группы (n=18) моделировали ЦП. Через 21 день крыс 1й группы и 6 животных из 2й группы выводили из экспериментов. Оставшиеся животные 2й группы были разделены на 2 подгруппы: контрольная (n=6) и опытная (n=6). Контрольная подгруппа находилась на стандарт



ной диете, в опытной подгруппе к стандартной диете добавляли ежедневное внутрижелудочное введение ЯК в дозе 50 мг/кг. Через 14 дней животных выводили из экспериментов. У всех крыс производилось взятие крови для биохимического анализа.

Результаты. 1. При моделировании ЦП в эксперименте происходят значительные нарушения функционального состояния печени, проявляющиеся в развитии цитолитического синдрома и холестаза с выраженными нарушениями всех звеньев метаболизма. 2. Корригирующее воздействие ЯК при ЦП проявляется в разрешении холестатического синдрома: нормализации щелочной фосфатазы, восстановлении показателей пигментного обмена — желчных кислот, общего билирубина и его фракций. 3. Вне зависимости от введения ЯК при разрешении ЦП происходит устранение цитолитического синдрома, нормализация параметров белкового и углеводного обмена, а также уровня триглицеридов в сыворотке крови. 4. Введение ЯК при разрешении ЦП не оказывает существенного влияния на снижение холестерина в сыворотке крови. Уровень холестерина остается повышенным вне зависимости от наличия/отсутствия корригирующих мероприятий.

Вывод. ЯК может применяться для коррекции холеста

за и нарушений пигментного обмена при ЦП.

***

РЕДКИЙ СЛУЧАЙ НЕЦИРРОТИЧЕСКОЙ ПОРТАЛЬНОЙ ГИПЕРТЕНЗИИ У БОЛЬНОЙ

С ЛЕКАРСТВЕННЫМ ПОВРЕЖДЕНИЕМ ПЕЧЕНИ ИНДУЦИРОВАННЫМ ГИПЕРВИТАМИНОЗОМ А И Е (ОПИСАНИЕ КЛИНИЧЕСКОГО СЛУЧАЯ)

Л.Н. Гендриксон, Т.Ю. Хайменова, С.Г. Хомерики, Е.С. Сбикина, Е.В. Винницкая

ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ Россия, Москва, Россия

Цель исследования — показать особенности клинического течения и успешный результат симптоматического лечения больной с лекарственным повреждением печени (ЛПП) и нецирротической портальной гипертензией, индуцированными гипервитаминозом А и Е.

Материал и методы. Наблюдалась 23летняя женщина без алкогольного анамнеза с отечноасцитическим синдромом, синдромом гепатодепрессии без желтухи. Уровни аспартатаминотрансферазы(АсТ) и аланинаминотрансферазы(АлТ); глютамилтранспептидазы (ГГТП) и щелочной фосфатазы (ЩФ) в пределах 2 N. Признаки коагулопатии, но без изменения психического состояния. Пациентка сообщила о самостоятельном приеме препарата аевит в повышенных дозах ежедневно по 15 капсул в течение двух лет (15 капсул содержат: витамин Еальфа — токоферола ацетат 1500 мг и витамин А — ретинола ацетат — 1 млн 500 тыс. МЕ). Заболевание дебютировало появлением отечноасцитического синдрома. По данным УЗИ — признаки портальной гипертензии (расширение воротной и се


лезеночной вен). Тщательное исследование исключило вирусный гепатит (включая A, B, C и E), аутоиммунную, токсическую, ишемическую и метаболическую этиологию, включая болезнь Вильсона. Аевит был определен с высокой степенью вероятности, как причинный фактор. Биопсия печени соответствовала ЛПП (A1, F1, S0 по Metiavir). Проводилась терапия: урсодезоксихолевая кислота

1000 мг/сут; гептрал 800 мг/сут; верошпирон 50 мг/сут.

Результаты. Больная была выписана в удовлетворительном состоянии. Показатели цитолитического и холестатического синдромов снизились до нормальных величин. После 3месячного наблюдения не было прогрессирования симптомов заболевания, отмечено хорошее самочувствие больной и повторные функциональные тесты печени не выявили отклонений от нормы. По данным УЗИ признаков портальной гипертензии не определялось.

Вывод. Длительный прием в повышенных дозах витаминов А и Е может вызывать ЛПП, сопровождающееся нецирротической портальной гипертензией. Своевременная отмена препарата может приводить к регрессу патологических изменений.

***

ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЙ АУТОИММУННОГО ГЕПАТИТА У ПАЦИЕНТОВ РАЗЛИЧНЫХ ВОЗРАСТНЫХ ГРУПП

К.Г. Салиев, Е.В. Винницкая, С.Н. Бацких, Т.Ю. Хайменова, Ю.Г. Сандлер

ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

Клинический полиморфизм лабораторной, иммунологической и морфологической картины аутоиммунного гепатита (АИГ) затрудняет выявление таких пациентов, что ведет запоздалой диагностике и несвоевременно назначаемой иммуносупрессивной терапии (ИСТ). У пациентов без ИСТ прогноз заболевания неблагоприятный, в течение короткого времени развивается фиброз и цирроз печени (ЦП).

Цель исследования — сравнить различия (клинические, лабораторные, морфологические) в течении АИГ у пациентов молодого и пожилого возраста.

Материал и методы. В ретроспективный анализ включена 141 история болезни пациентов с установленным диагнозом АИГ, согласно критериям Международной группы по изучению АИГ (IAIHG), 2008 г. Женщины составили 81,7% (67 пациентов); возраст на момент постановки диагноза представлен от 18 до 79 лет, средний — 50,30±16,3 года. Статистический анализ проводился с использованием программы STATISTICA 13.3 (разработчик — «StatSoft.Inc»).

Результаты. Согласно критериям ВОЗ, все пациенты разделены на 2 группы: до 60 лет — молодой и средний возраст; и старше 60 — пожилые. Группа молодого и среднего возраста составила 50 (61%) пациентов. В группе пожилых серонегативный АИГ встречался у 59% пациентов, а в группе до 60 лет — у 66% (p>0,05). Нормальный уровень IgG на



блюдался у 48% пациентов в группе молодого и среднего возраста vs 53% у пожилых (p>0,05). Среди пациентов молодого возраста 68% имели уровень АЛТ до 3 ВГН, тогда как в группе пожилых — 43% (p<0,05). В группе с низкой биохимической активностью у 80% молодых и 60% пожилых больных уровень IgG не превышал ВГН (p<0,05). Острый дебют встречался у молодых в 38% случаев, vs 44% у пожилых (p>0,05). Основные морфологические признаки АИГ (интерфейсгепатит, розеткообразование, эмпериополез) присутствовали у 90% больных в группе молодого и среднего возраста и 88% — в группе пожилых (p>0,05). По данным биопсии тяжелый фиброз и ЦП F3—4 по METAVIR выявлен у 44% пациентов молодого и среднего возраста и 56% пожилого (p>0,05). Высокая активность (А3 по METAVIR) составила 32% в группе молодого и среднего возраста vs 40% — у пожилых (p<0,01).

Вывод. 1. Клинически значимых различий в лабора

торной и морфологической картине АИГ у пациентов молодого и пожилого возраста не выявлено.

2. У пациентов пожилого возраста на момент постановки диагноза достоверно чаще обнаруживается бессимптомное течение заболевания и выраженная стадия фиброза или ЦП.

***

ПРИЧИНЫ РЕЗИСТЕНТНОСТИ К ТЕРАПИИ УРСОДЕОКСИХОЛИЕВОЙ КИСЛОТОЙ БОЛЬНЫХ ПЕРВИЧНЫМ БИЛИАРНЫМ ХОЛАНГИТОМ

К.Г. Абсандзе, Т.Ю. Хайменова, Ю.Г. Сандлер, Е.В. Винницкая

ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

Введение. В клинической практике часто наблюдается неполный ответ больных первичным билиарным холангитом (ПБХ) на терапию препаратами урсодеоксихолиевой кислоты (УДХК), что сказывается на качестве и продолжительности жизни.

Цель исследования — определение факторов резистентности больных ПБХ к терапии УДХК с целью оптимизации терапии.

Материал и методы. Обследованы 143 больных ПБХ, средний возраст 63,57±10,39 года, находившихся на лечении в отделении заболеваний печени МКНЦ им. Логинова с 2017 по 2019 г. Оценка эффективности УДХК проводилась по Парижским критериям 2. «Неполными» ответчиками считались пациенты, у которых уровень щелочной фосфатазы (ЩФ) не превышал 200 ед/л. Все больные были разделены на фенотипические группы по полу, возрасту, наличию серологических маркеров, дебюту заболевания. Внутри этих групп выделено 2 подгруппы — с ответом на УДХК и без, после года лечения. Уровень статистической значимости был зафиксирован на уровне вероятности ошибки 0,05. Статистическая обработка данных выполнена с использованием пакета прикладных программ Statistica 10.


Результаты. Дебют ПБХ приходится на возраст от 50— 60 лет в 55,20% случаев, АМАМ2 определялись у 77,60%, а кожный зуд у половины пациентов (51,00%). Большинству был диагностирован ПБХ (45,10%), а цирроз печени (ЦП) в исходе ПБХ в 33,10%. Астенический синдром, отмечался у 90,20%, сопутствующие аутоиммунные заболевания — у 30% пациентов, аутоиммунный тиреоидит — чаще всего — в 25,00%. Полный ответ на терапию УДХК получен в 18%, частичный ответ — у 10 (7%), неполный ответ — у 111 (75%) пациентов. Среди факторов устойчивости к терапии УДХК пациентов с ПБХ поздняя диагностика — 47,90%, в группе пациенток с дебютом заболевания в менопаузальный период, отмечалась более высокая встречаемость резистентности к терапии 90,9% (n=10), фактором неблагоприятного течения заболевания в 30,30% случаев явилась недостаточная доза УДХК.

Вывод. Полный ответ на терапию отмечен только у 23% пациентов. Основная причина резистентности — поздняя диагностика (47,90%), а также назначение недостаточной дозы УДХК в начале терапии.

***

ПОЛИМОРФНЫЙ ЛОКУС RS4073 ГЕНА IL8 ПРИ АЛКОГОЛЬНОМ ГЕПАТИТЕ ТЯЖЕЛОГО ТЕЧЕНИЯ

О.С. Аришева1, А.С. Иванов1, И.В. Гармаш1,

М.А. Маркова1, Н.Н. Теребилина2, В.Ю. Баронец2, Д.И. Перегуд2, Ж.Д. Кобалава1

1Медицинский институт ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов», Москва, Россия;

2ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Минздрава России, Москва, Россия

Цель исследования — изучить полиморфный локус rs4073A/T гена IL8 и уровень интерлейкина8 (IL8) у пациентов с алкогольным гепатитом тяжелого течения (АГт). Материал и методы. Исследован 51 пациент (средний возраст 50,1±9,1 года, 38 (78%) мужчин) злоупотребляющих алкоголем. Были сформированы 2 группы: группа контроля (ГК) 24 человека — лица, злоупотребляющие алкоголем без соматической патологии и 27 человек с АГт. Группы были сопоставимы по возрасту, полу, ИМТ и алкогольному анамнезу. Тяжесть АГ рассчитывали с помощью индекса Меддрея, средний балл составил 63±15,3. Всем пациентам определяли аллельные варианты полиморфного локуса rs4073 A/T гена IL8, сывороточный уровень IL8, общий анализ крови, рутинные биохимические показатели, коа

гулограмму, УЗИ, ЭГДС, эластометрию печени.

Результаты. В группе АГт уровень IL8 был достоверно выше по сравнению с ГК (130,65 [35,85; 287,6] и 1,8 [0,3; 5,1] пг/мл, р<0,01). Генотипы и аллели локуса rs4073 в группах с АГт и ГК распределялись равномерно. Многофакторный корреляционный анализ не выявил достоверной



корреляции уровня ИЛ8 с клиниколабораторными показателями АГт и полиморфизмом rs4073A/Т. Аллель Т и генотип ТТ rs4073 IL8 ассоциировались с высоким уровнем IL8 при АГт.

Заключение. При АГ тяжелого течения аллель Т и генотип ТТ полиморфного локуса rs4073 A/T гена ИЛ8 связан с высокими уровнями ИЛ8 в сыворотки крови. При этом данный полиморфизм не ассоциирован с развитием АГт и не влияет на его клиническую картину

Ключевые слова: алкогольный гепатит, IL8, генетический полиморфизм, IL8 rs4073.

***

ПРИМЕНЕНИЕ АДЕМЕТИОНИНА У ПАЦИЕНТОВ С ХРОНИЧЕСКОЙ АЛКОГОЛЬНОЙ БОЛЕЗНЬЮ ПЕЧЕНИ С СИНДРОМОМ ХОЛЕСТАЗА

О.Н. Минушкин1, Л.В. Масловский1, М.И. Буланова1, О.Ф. Шапошникова2

1ФГБУ ДПО «Центральная государственная медицинская академия» УД Президента РФ, Москва, Россия;

2ГБУЗ «Городская клиническая больница №51» ДЗМ, Москва, Россия

Цель исследования — оценка эффективности и безопасности препарата самеликс (адеметионин, производитель — ЗАО «Канонфарма продакшн», Россия) у больных хронической алкогольной болезнью печени с синдромом холестаза. Материал и методы. К исследованию приняты 23 пациента — 11 мужчин, 12 женщин. Средний возраст — 51,8± 3,4 года, продолжительность заболевания — 3,5±1,9 года. Стеатогепатит среднетяжелого течения выявлен у 9, цирроз печени класса А, В и С по Чайлд—Пью — у 2, 10 и 2 пациентов соответственно. Больным проводилась дезинтоксикационная терапия, у пациентов с циррозом печени использовали верошпирон. Самеликс назначали по 800 мг/сут в/в капельно 10—12 дней. Оценивали побочные эффекты и динамику биохимических показателей (АЛТ, АСТ, ГГТ, билирубин, ЩФ); клинических проявлений; качества жиз

ни по опроснику SF36.

Результаты. Наблюдали достоверное снижение АЛТ с 95,3±10,7 до 48,5±5,9 Е/л, АСТ с 167,3±18,9 до 71,9±

8,1 Е/л, ГГТ с 657,4±175,4 до 284,5±71,9 Е/л, ЩФ с 316,6±57,5

до 155,3±22,6 Е/л, прямого билирубина с 83,4±20,6 до 29,8±7,8 и общего билирубина с 125,0±28,9 до 62,3± 14,9 ммоль/л; существенное уменьшение количества больных с кожным зудом, депрессивным настроением и повышенной утомляемостью; достоверное улучшение по всем шкалам и суммарным показателям (психологическому и физическому компоненту здоровья) опросника SF36. Побочных эффектов, изменений в клиническом анализе крови не наблюдали.

Заключение. Внутривенное применение препарата самеликс в течение 10—12 дней позволяет эффективно воздействовать на синдромы цитолиза и холестаза, симптомы


и качество жизни у больных хронической алкогольной болезнью печени. Препарат безопасен и хорошо переносится.

***

ГЕНЕТИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ ВИРУСОВ ANELLOVIRIDAE И ИХ РОЛЬ В ХРОНИЧЕСКОЙ ПАТОЛОГИИ ПЕЧЕНИ

И.А. Морозов1, Л.Ю. Ильченко1,2, Е.С.Федюкина1, Т.В. Кожанова, Н.В. Соболева1, И.Г. Федоров2

1ФГБНУ «ФНЦИРИП им. М.П. Чумакова» РАН, Москва, Россия; 2ФГБОУ ВО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва, Россия

Актаульность. Anelloviruses относятся к наиболее частым инфектам, распространенность которых приближается к 100% не только у человека, но и у млекопитающихся. Они проявляют свойства как парентерально передаваемых вирусов, так и энтеральных и могут передаваться всеми способами. Эти вирусы представлены многочисленными генотипами, каждый из которых имеет тропизм к определенным тканям и органам. В организме человека, согласно таксономии, могут сосуществовать несколько генотипов: TTV — 29, TTlike mini virus (TTMV) — 12, TT midi virus (TTMD) — 15; и не все из них имеют отношение к патологии печени. Что касается TTMV и TTMDV, то их роль в патологии вообще не была выявлена, размер их не определен, а морфология не описана. Последний релиз EC 50 «Международного комитета таксономии вирусов» представленный в Вашингтоне в июле 2018 г. и Emailратифицированный в 2019 г., не учитывает даже факта резкого увеличения числа генотипов этих вирусов в генбанке: TTV — более 40, а TTMDV — до 23. Количество обнаруженных видов в семействе Anelloviridae возросло с 9 до 14. Однако примитивизм изучения инфекции только с целью расшифровки генома без использования морфологических методов отражен в представленных таксономией ошибочных свойствах: большинство видов имеют размер 30—32 нм и геном — 3,8 Кб.

Цель. Определить гепатопатогенность отдельных штам мов TTV и TTMDV, возможную онкогенность TTMV и морфометрическое определение размеров TTV, TTMDV, TTMV. Материал и методы. Электронная микроскопия и мор

фометрия структур ткани печени 5 пациентов.

Результаты и вывод. Морфометрически получены истинные размеры вирусов (TTV — 42,3±1,0 нм, TTMDV — 35,9±2,0 нм, TTMV — 20—22 нм), определено и их воздействие на внутриклеточные структуры. В наших иммунобиологических и морфологических исследованиях Anelloviruses при хронических заболеваниях печени вирусной и невирусной этиологии, а также у условно здоровых лиц установлена не только гепатотропность и иммуносупрессивность, но и гепатопатогенность отдельных штаммов TTV и TTMDV, а также возможная онкогенность TTMV при его расположении внутри ядра гепатоцитов у 5 больных со скрытой HBVинфекцией.



***

СТЕАТОМЕТРИЯ У ПАЦИЕНТОВ

С АУТОИММУННЫМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ ПЕЧЕНИ (АИЗП)

В.А. Кейян, Ю.Г. Сандлер, Т.Ю. Хайменова, С.Г. Хомерики, А.В. Никаноров, К.Г. Салиев, Е.В. Винницкая

ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

Введение. Среди аутоиммунных заболеваний печени (АИЗП) редко встречается стеатоз печени (СП), так как патогенез аутоиммунного типа воспалительной реакции не затрагивают звенья инсулинорезистентности и процессы липидометаболических сбоев. Однако пациенты с АИЗП имеют возрастные особенности, в том числе, среди них много женщин постменопаузального периода, с признаками метаболического синдрома. Биопсия печени (БП) является основным методом оценки индекса стеатоза. Но, следует отметить, что комплаентность в вопросе гистологического исследования ткани печени у пациентов в последние годы снижается. Исследования по диагностической точности стеатометрии у пациентов с АИЗП не проводились.

Цель исследования — выявить у пациентов с АИЗП СП

методом неинвазивной стеатометрии в сравнении с БП.

Материал и методы. Было обследованы 50 пациентов с АИЗП: 19 — АИГ (38%), 14 — первичный билиарный холангит (ПБХ) (28%), 2 — первичный склерозирующий холангит (ПСХ) (4%), 12 — синдром аутоиммунного перекреста АИГ и ПБХ (24%), 3 — ПСХ и АИГ (6%).Средний возраст составил 42,8±11,5 года, из них 18 (36%) мужчин и 32 (64%) женщин. Всем пациентам выполнена БП, а также эластометрия сдвиговой волны (ЭСВ) Angiodin— Sono/PUltra С1—5\60 с функцией стеатометрии. Для оценки точности диагностики использовался ROCанализ,корреляционный анализ, определение чувствительности и специфичности. Результаты. По данным Angiodin по сравнению с БП при стадии стеатоза (S) 0—1/2—3 выявлен высокий коэффициент корреляции 0,805, pvalue <0,01; чувствительность

составила 62,5%, специфичность — 100%, ROCAUC 0,96. Заключение. В сравнении с БП результат ЭСВ с функцией стеатометрии обладает хорошей диагностической точностью и абсолютной специфичностью, что дает возможность использовать его для качественной неинвазивной

диагностики СП при АИЗП.


***

ИЗУЧЕНИЕ ВЗАИМОСВЯЗЕЙ ПОЛИМОРФИЗМА ГЕНА ADIPOQ (+276G>T) C МЕТАБОЛИЧЕСКИМИ НАРУШЕНИЯМИ БОЛЬНЫХ НЕАЛКОГОЛЬНОЙ ЖИРОВОЙ БОЛЕЗНЬЮ ПЕЧЕНИ

М.М. Каримов1, Г.Н. Собирова1, Д.А. Иминова1, Н.М. Дусанова1, Д.А. Далимова2, Д.М. Хамроева3

1РСНПМЦ терапии и медицинской реабилитации, Ташкент, Узбекистан;

2Центр передовых технологий при Министерстве инновационного развития, Ташкент, Узбекистан; 3Ташкентская медицинская академия, Ташкент, Узбекистан

Цель исследования — изучить взаимосвязи между полиморфизмом гена ADIPOQ +276G>T и метаболическими нарушениями больных НАЖБП.

Материал и методы: Были обследованы 94 больных с НАЖБП и 49 здоровых лиц. Проводились клиникобиохимические исследования (аминотрансферазы, липидный спектр), а также молекулярногенетические исследования полиморфизма гена ADIPOQ +276G>T. Изучались значения HOMAIR и объема талии (ОТ) у обследованных больных.

Результаты. Дисперсионный анализ по методике ANOVA показал, что при выборе зависимой переменной ОТ обнаружены достоверные ассоциации величины ОТ и генакандидата ADIPOQ +276G>T (р=0,0024). Величина ОТ у больных с генотипом G/G ОТ была достоверно ниже, чем у больных с генотипами G/T и Т/Т гена ADIPOQ (р=0,00226). Кроме того, величина HOMAIR у больных с генотипом Т/Т была достоверно выше, чем у пациентов с генотипами G/T и G/G (р=0,00024). Дальнейший анализ полученных данных показал наличие ассоциации между параметрами липидного спектра. Так, была выявлена прямая положительная корреляция между такими показателями, как липопротеиды низкой плотностьи (ЛПНП) и G/Т полиморфизмом гена ADIPOQ (р=0,0090) и отрицательная между липопротеидами высокой плотности (ЛПВП) и G/Т полиморфизмом гена ADIPOQ (р=0,074). Кроме того, была обнаружена значимая положительная связь между триглицеридами (ТГ) и Т/Т полиморфизмом (р=0,0001) и показателем ТГ/ЛПВП и Т/Т полиморфизмом (р=0,018). Вывод. Исследования подтверждают наличие существенных сдвигов в нарушении углеводного обмена и липидного обменов, а также снижение чувствительности тканей к инсулину у больных НАЖБП узбекской национальности с наличием патологического полиморфизма гена

ADIPOQ +276G>T.



***

ИНФЕКЦИОННЫЕ ОСЛОЖНЕНИЯ У БОЛЬНЫХ С ЦИРРОЗОМ ПЕЧЕНИ АЛКОГОЛЬНОЙ ЭТИОЛОГИИ

Т.Ю. Хайменова, Л.Н. Гендриксон, И.А. Королева, А.В. Никаноров, Е.В. Винницкая

ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

Актуальность. Инфекционные осложнения (ИО) являются серьезным фактором неблагоприятного течения при циррозе печени (ЦП) у больных частыми госпитализациями.

Целью исследования — определение частоты ИО ЦП и микробной резистентности, связанных с летальностью у пациентов с ЦП алкогольной этиологии.

Материал и методы. Проведена общепринятая стационарная выборка для всех госпитализаций с использованием международной классификации болезней. Оценивалась ассоциация между смертностью и ИО при алкогольных циррозах печени (АЦП): спонтанном бактериальном перитоните (СБП), пневмонии, мочевой инфекции, синдроме воспалительной реакции (СВР), септическом шоке (СШ). Дана оценка эффективности терапии в зависимости от чувствительности (Ч) и лекарственной резистентности микрофлоры.

В период за 2019 г. в отделении гепатологии МКНЦ им. А.С. Логинова обследовано 2350 пациентов. Из них у 458 (19,5%) диагностирован АЦП. Инфекционные осложнения — у 51 (11,1%). СБП — 3,3%, пневмония — 1,7%; эмпиема плевры — 0,2%; мочевая инфекция — 1,5%; СВР — 3,3%; СШ — 1,1%. Летальные исходы (ЛИ) констатированы у 7 (1,5%). У всех пациентов с ЛИ диагностированы ИО (100,0% против 11,1%, р<0,001).

Антибактериальную терапию назначали на основании

бактериологического исследования биологических жидкостей. Выделены бактерии E. coli (29,6%) Ч к имипенему (97,8%); Enterococcus faecalis (12,5%) Ч к линезолиду (100%) и ванкомицину (100%). С меньшей частотой — Klebsiella pneumoniae (11,8%) Ч к имипенему (73,7%); Staphylococcus epidermidis (10,5 %) Ч к линезолиду (100%); Pseudomonas aeruginosa (4,6%) Ч к амикацину (71,4%). Отмечена низкая Ч к ципрофлоксацину (0—38%), цефтриаксону (0—60%). У больных с ЛИ культивировались лекарственнорезистентные штаммы бактерий.

Вывод. У больных с АЦП, ИО наблюдаются с высокой частотой (11,1%) и ассоциируются со значительной смертностью (1,5%). СБП является наиболее частым ИО, связанным с бактериями, которые колонизируют кишечник. В терапии ИО необходимо ориентироваться на бактериологические исследования с определением Ч антибактериальным препаратам. Высокая смертность при декомпенсированных АЦП связана с ИО и развитием лекарственной резистентности.


***

БОЛЕЗНЬ ГОШЕ (КЛИНИЧЕСКИЙ СЛУЧАЙ)

Р.Р. Сайфутдинов1,2, Р.Р. Ахунова1, Э.И. Митушева1, А.А. Куршаков1, Р.Г. Сайфутдинов1,2, В.А Сергеев2, Т.В. Сайфутдинова1

1КГМА — филиала ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России, Казань, Россия;

2ОАО ГКБ №12, Казань, Россия

Введение. Глюкозилцерамидный липидоз — наследственная лизосомная болезнь накопления, развивающаяся в результате недостаточности фермента глюкоцереброзидазы, приводящая к накоплению глюкоцереброзида во многих тканях (селезенка, печень, почки, легкие, мозг и костный мозг).

Цель исследования — представить взрослого мужчину с болезнью Гоше. Клинический случай. Пациент: Б., 36 лет поступил 02.02.19 в терапевтическое отделение ГКБ №12. Жалобы: боли в грудной клетке слева, кашель с желтой мокротой, общая слабость, затрудненное дыхание. Anamnesis morbi. Заболел остро 09.01.19 г. — появились боль в левой половине грудной клетки, слабость и повышение температуры тела до 390 С. Поступил по неотложным показаниям в ГКБ №11 10.01.19 г с диагнозом: внебольничная левосторонняя пневмония, осложненная плевритом. Цирроз печени, криптогенный. Выписан на амбулаторное лечение

25.01.19. Принимал 5 дней, 2 раза в день левофлоксацин (500 мг) и амбраксол (30 мг). С 01.02.19 состояние ухудшилось — вновь поднялась температура тела до 390 С, усилился кашель, появились боли в животе, вызвана СМП, был доставлен в ГКБ№12. На рентгенограмме ОГК — инфильтрация легочной ткани в нижней доле левого легкого. Anamnesis vitae. Стоит на учете у психиатра. Вредные привычки отрицает. Status praesens objectives. Обращает на себя внимание система органов пищеварения: язык обложен белесоватым налетом. Живот резко увеличен в объеме за счет выраженной гепатоспленомегалии, болезненный в левой половине живота. Печень по М.Г. Курлову 25х35 см, размеры левой доли невозможно определить изза увеличенной селезенки. Селезенка — нижний край ниже уровня пупка. Анализы крови, общий: Лейкоциты — 12,35х109/л. Эритроциты — 3,2х1012/л. Гемоглобин — 86 г/л. Гематокрит — 27,7%. Тромбоциты — 81х109/л. Биохимия: АЛТ — 59 ед/л, АСТ — 120 ед/л, Щелочная фосфатаза — 201,8 ед (норма до 120 ед). УЗИ: селезенка: 184х97 мм (норма — 110х50 мм), селезеночная вена — 16 мм. Свободная жидкость в малом тазу — небольшое количество. Учитывая огромную селезенку, гепатомегалию, гиперспленизм, психическое заболевание была заподозрена болезнь Гоше. В связи с высокой лихорадкой, нарастающим лейкоцитозом, наличием жидкости в брюшной полости, усилением болей в левой половине живота, на консилиуме была заподозрена угроза разрыва селезенки и, пациент был переведен в хирургическое отделение и прооперирован. На операции диагноз



визуально был подтвержден. На гистологии биоптата селезенки выявлены характерные изменения для болезни Гоше. Заключение. Пациент с детства страдал наследствен ной лизосомной болезнью накопления. Увеличение печени и селезенки длительное время расценивалось как криптогенный цирроз печени. В данном случае помощь в диагностике болезни Гоше могла быть получена при анализе Anamnesis vitae, а именно наличие психического заболева

ния и отсталости в развитии.

***

ВНЕПЕЧЕНОЧНАЯ ПОРТАЛЬНАЯ ГИПЕРТЕНЗИЯ У БОЛЬНЫХ С ТРОМБОЗОМ ПОРТАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

Е.Е. Фандеев, Г.В. Манукьян, В.М. Лебезев, А.Э. Маркаров, Р.А. Мусин, Е.А. Киценко

ФГБНУ «РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского», Москва, Россия

Цель исследования — разработка лечебной тактики у пациентов с портальной гипертензией и тромбозом сосудов портальной системы (ПС) с учетом тромбофилического статуса и полиморфизма генов системы свертывания (ПГСС) крови.

Материал и методы. Проведен анализ лечения 411 больных с внепеченочным тромбозом воротной вены (ВТВВ) с 2007 по 2019 гг.: 220 женщин (53,5%) и 191 мужчины (46,5%) (18–75 лет). Обследование включало анализ на наличие тромбофилий (ТФ). С целью профилактики варикозных кровотечений (ВК) 142 (34,5%) больным выполняли селективное спленоренальное или мезентерикокавальное шунтирование. При тромбозе всех магистральных притоков ПС выполняли эндоскопическое лигирование — 172 (41,8%) или прошивание вен пищевода и желудка (при их диаметре >15 мм) — 97 (23,6%) больных. Всем пациентам назначалась длительная антикоагулянтная терапия (АКТ) с учетом этиологии тромбоза.

Результаты. Наследственные ТФ выявлены у 164

(39,9%) больных, среди них: мутация Leiden — 42 (10,2%) мутация гена проторомбина — 13 (3,16%); мутация PAI — 51 (12,4%); дефицит антитромбина III, протеинов «С» и «S» — 24 (5,83%), 14 (3,41%) и 6 (1,46%) соответственно;

гипергомоцистеинемия — 19 (4,62%). Приобретенные ТФ обнаружены у 173 (42,1%): заболевания системы крови — 124 (30,2%), антифосфолипидный синдром — 49 (11,9%). Локальные факторы риска имелись у 131 больного (31,9%). Благодаря обследованию на наличие ТФ и проведению АКТ удалось существенно снизить частоту рецидивов тромбоза ПС, что снизило частоту рецидивов ВК в отдаленном периоде (p<0.05). Уровень 10летней выживаемости составил 94,8%.

Вывод. При выборе лечебной тактики необходимо учитывать этиологию тромбоза, и анализ ПГСС является обязательным у всех пациентов с ВТВВ. Наличие ТФ повышает риск рецидива тромбоза в сосудах ПС, а также тромбозов


других локализаций. Длительная АКТ снижает частоту кровотечений портального генеза (с 22,5% до 6,1%) и тромботических осложнений (с 51,5% до 9,2%) в отдаленном послеоперационном периоде (p<0,05).

***

ВЫРАЖЕННЫЙ АУТОИММУННЫЙ КОМПОНЕНТ У БОЛЬНОЙ ХРОНИЧЕСКИМ ВИРУСНЫМ ГЕПАТИТОМ С, УСПЕШНО КУПИРОВАННЫЙ ПОСЛЕ ЛЕЧЕНИЯ ПРЯМЫМИ ПРОТИВОВИРУСНЫМИ ПРЕПАРАТАМИ (ОПИСАНИЕ 20ЛЕТНЕГО КЛИНИЧЕСКОГО НАБЛЮДЕНИЯ)

С.Д. Подымова

ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДМЗ, Москва, Россия

Цель исследования — показать особенности клинического течения, трудности диагностики и лечения этой формы болезни.

Материал и методы. Представлено 20летнее наблюдение больной Е. 26 лет хроническим гепатитом С генотип 1b с выраженным аутоимунным компонентом. Из анамнеза известно, что 6 лет назад проводились внутривенные инъекции по поводу обострения хронического гепатита.

К началу наблюдения заболевание проявлялось незначительным увеличением печени и умеренной спленомегалией с тромбоцитопенией, выраженным синдромом цитолиза и холестаза (активность АлАТ и АсАТ превышала норму в 9 раз, активность γГТ — выше нормы в 5 раз). Выявлена РНК HCV в концентрации 3,1×105 МЕ/мл, генотип 1b, в последующем содержание вируса повысилась до 8,8×105 МЕ/мл. Обнаружены выраженные изменения аутоиммунных маркеров: ANF — 1:160, antiLKM1 — 1:80, SMA — 1:320, АМА класса 2 положительные — в титре 1:80, резко повышены IgG — 34,5 г/л. Учитывая, что аутоиммунный компонент резко выражен и преобладает над вирусным, возникала терапевтическая дилемма: противовирусной терапии на основе интерферона может вызвать дальнейшее усиление аутоиммунного компонента. Ввиду этого иммуносупрессивная терапия была проведена до интерферона и закончилась медленной нормализацией маркеров аутоиммунитета. Назначенный после этого курс лечения реальдироном оказался неэффективным, но аутоиммунные маркеры повысились.

В последующие годы у больной происходило прогрессирование заболевания с развитием цирроза печени, о чем свидетельствовало усиление портальной гипертензии и увеличение степени фиброза печени. Проводившаяся иммуносупрессивная терапия в небольших дозах и урсосаном в дозе 750—1000 мг/сут. сопровождалась постепенным снижением аутоиммунных маркеров.

Диагноз был сформулирован как цирроз печени в исходе хронического гепатита С с выраженным аутоиммунным компонентом класс А по Чайлду–Пью. Портальная



гипертензия: спленомегалия, варикозное расширение вен пищевода II степени. Тромбоцитопения. При этом не исключалось сочетание вирусного цирроза печени с аутоиммунным гепатитом.

Результаты. Учитывая безуспешность ранее проводившейся терапии интерфероном и одобрение препаратов с прямым противовирусным действием с 1 апреля 2016 г. больной проводилась терапия софосбувиром в дозе 400 мг одновременно с ледипасвиром в дозе 90 мг в течение 24 нед. Лечение больная переносила хорошо, отмечалась легкая тромбоцитопения, активность ферментов и биохимических показателей стала нормальной.

Уже через 2 нед добились устойчивого вирусологического ответа, после чего стойко нормализовались измененные аутоиммунные маркеры. Наметилась тенденция к снижению выраженности фиброза печени. Положительный эффект сохраняется до настоящего времени (более 3 лет). Заключение. Получен положительный результат терапии прямыми противовирусными препаратами больной хроническим гепатитом С с исходом в цирроз с элиминацией вируса и нормализацией аутоиммунных нарушений. Выраженные аутоиммунные проявления являлись лишь аутоиммуным компонентом, вызванным гепатитом С и полностью купировались после успешной противовирусной

терапии.

***

ВЛИЯНИE ПОЛИМОРФИЗМА ГЕНА PNPLA3

НА РАЗВИТИЕ И ПРОГРЕССИРОВАНИЕ НАЖБП У ЖИТЕЛЕЙ САНКТПЕТЕРБУРГА

В.П. Ковязина1, К.Л. Райхельсон1, С.В. Лапин2, В.Д. Назаров2, Д.В. Сидоренко2, М.К. Прашнов1, Е.В. Пазенко1

1СПбГУ, НК и ОЦ гастроэнтерологии и гепатологии, СанктПетербург, Россия;


2ПСПбГУ им.акад. И.П. Павлова, НМЦ по молекулярной медицине МЗ РФ, СанктПетербург, Россия

Цель исследования — изучить влияние полиморфизма I148M гена PNPLA3 на лабораторные и инструментальные характеристики неалкогольной жировой болезни печени (НАЖБП) у жителей СанктПетербурга.

Материал и методы. Обследованы 64 пациента (35 женщин и 29 мужчин) в возрасте от 29 до 71 года (средний возраст — 51,3±12,2) с НАЖБП. Оценены клинические и лабораторные данные. Выполнена транзиентная эластометрия печени с определением контролируемого параметра затухания ультразвука («Фиброскан502 TOUCH»). Полиморфизм гена PNPLA3 I148M (rs738409 C>G) определен в образцах слюны методом realtime ПЦР.

Результаты. При оценке полиморфизма гена PNPLA3 выявлено 8 (12,5%) гомозигот, 32 (50%) гетерозиготы, у 24 (37,5%) пациентов мутации не обнаружено.

В группе гомозигот наблюдались достоверно более высокие показатели цитолиза (АЛТ — 118,2±54,3 Ед/л, АСТ — 77,4±42,1 Ед/л) по сравнению с пациентами без мутации (АЛТ — 46,2±14,7 Ед/л, АСТ — 36,4±32,2 Ед/л) (р<0,05).

Уровни ГГТ, щелочной фосфатазы и билирубина не вы

ходили за пределы клинически значимых отклонений, взаимосвязь мутации гена PNPLA3 c этими показателями не выявлена.

При инструментальном исследовании в группе гомозигот средний показатель стеатоза составил 320±33,1 дБ/м, у гетерозигот — 292,2±31,1 дБ/м, у пациентов без мутации — 285,5±24,8 дБ/м. Гомозиготы имели более высокое содержание жира в печени по сравнению с пациентами без мутации (р<0,05). Значимых различий в стадии фиброза у обследуемых не установлено (р>0,05).

Заключение. Наличие гомозиготного варианта мутации

в гене PNPLA3 взаимосвязано с лабораторным цитолитическим синдромом и выраженностью стеатоза у пациентов с НАЖБП из СанктПетербурга, что предполагает более агрессивное течение заболевания.


Патология кишечника


МЕЗЕНХИМАЛЬНЫЕ СТРОМАЛЬНЫЕ КЛЕТКИ КОСТНОГО МОЗГА СНИЖАЮТ РИСК ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОГО РЕЦИДИВА БОЛЕЗНИ КРОНА

О.В. Князев, А.В. Каграманова, А.А. Лищинская, И.А. Корнеева, М.Ю. Звяглова, Д.С. Кулаков, А.Н. Демченко, А.Ф. Бабаян, А.И. Парфенов

ГБУЗ «Московский клинический научнопрактический центр имени А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

Болезнь Крона (БК) в форме терминального илеита встречается приблизительно у 1/3 пациентов с БК и часто осложняется формированием стриктуры подвздошной кишки или илеоцекального клапана. Операцией выбора является резекция илеоцекального отдела с формированием илеоасцендоанастомоза. Даже при полном удалении всех макроскопически измененных отделов кишечника, хирургическое вмешательство не приводит к полному исцелению. В зависимости от сочетания факторов риска, а также от эффективности ранее проводившейся противорецидивной терапии пациенты после операции должны быть стратифицированы на группы с различным риском послеоперационного рецидива.

Цель исследования — оценить эффективность мезенхимальных стволовых/стромальных клеток (МСК) в качестве противорецидивной терапии у больных БК низкого риска после илеоцекальной резекции.

Материал и методы. 36 больным БК в форме терминального илеита со стриктурой терминального отдела подвздошной кишки с признаками кишечной непроходимости после неэффективности курса консервативной терапии (применения ГКС) в плановом порядке выполнена резекция илеоцекального отдела с формированием илеоасцендоанастомоза. Все пациенты имели низкий риск послеоперационного рецидива болезни Крона. Однако 1я группа больных в возрасте от 19 до 58 лет (Ме29) (n=18) получала МСК; 2я группа больных в возрасте от 20 до 68 лет (Ме36) (n=18) получала месалазины 4 г/сут. Время наблюдения за пациентами составило 60 мес. Мониторинг осуществляли по эндоскопической картине и/или КТэнтерографии, уровню СРБ, фекальному кальпротектину (ФКП). Средние исходные показатели СРБ в 1й группе составили 29,5±3,2 мг/л, во 2й — 27,75±3,0 (p=0,73), уровень ФКП в 1й группе — 1019,4±97,2 мкг/г, во 2й — 998,8±127,3 мкг/г (p=0,9).

Результаты. Через 24 мес в 1й группе больных средний

уровень СРБ составил 9,5±1,9 мг/л, во 2й — 17,8±3,3 мг/л (р=0,027). Уровень ФКП в 1й группе — 98,0±12,1 мкг/г, во 2й — 121,7±14,2 мкг/г (p=0,27). Через 24 месяца наблюдения у 1 (5,5%) пациента 1й группы (n=18) произошел рецидив заболевания, потребовавший назначения ГКС и, в последующем. ГИБП. Во 2й группе рецидив произо


шел у 4 (22,2%) пациентов из 18 (ОР 0,25; 95% ДИ 0,031—

2,025; p=0,15).

Через 60 месяцев в 1й группе больных средний уровень СРБ составил 10,76±2,1 мг/л, во 2й –19,2±3,5 мг/л (р=0,039). Уровень ФКП в 1й группе — 100,4±13,7 мкг/г, во 2й — 191,7±24,9 мкг/г (p=0,002). Через 60 мес наблюдения у 1 (5,5%) пациентов из 1й группы произошел рецидив заболевания. Во 2й группе рецидив произошел у 8 (22,2%) пациентов из 18 (ОР 0,125; 95% ДИ 0,017—0,9; p=0,008).

Вывод. Применение мезенхимальных стволовых/стро

мальных клеток (МСК) в качестве противорецидивной терапии у пациентов с БК с низким риском после илеоцекальной резекции статистически значимо снижают риск послеоперационного рецидива БК.

***

ЧАСТОТА СЕМЕЙНЫХ СЛУЧАЕВ ВОСПАЛИТЕЛЬНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ КИШЕЧНИКА, НАБЛЮДАЕМЫХ В ГБУЗ «МОСКОВСКИЙ КЛИНИЧЕСКИЙ НАУЧНОПРАКТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР ИМ. А.С. ЛОГИНОВА» ДЗМ

Д.С. Кулаков, О.В. Князев, А.В. Каграманова, А.А. Лищинская, А.И. Парфенов, А.Ф. Бабаян, А.Н. Демченко.

ГБУЗ «Московский клинический научнопрактический центр имени А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

Информация о семейных случаях воспалительных заболеваний кишечника (ВЗК) в России ограничена. Известно, что в 2019 г. проводилось исследование частоты семейных случаев ВЗК в Индии, включавшее 3500 пациентов; из них частота семейных случаев составила: 4,34% для язвенного колита и 4,13% для болезни Крона. Мы оценили частоту семейных случаев ВЗК у пациентов, наблюдаемых в отделении лечения воспалительных заболеваний кишечника МКНЦ им. А.С. Логинова.

Цель исследования — оценить частоту семейных случаев ВЗК в отделении лВЗК МКНЦ им. А.С. Логинова.

Результаты. В период с 2014 по 2018 г. в отделении лечения воспалительных заболеваний кишечника «МКНЦ им. А.С. Логинова» наблюдалось 1263 пациента с ВЗК, из них 808 больных с язвенным колитом и 455 больных с болезнью Крона.

Семейные случаи среди всех с больных с ВЗК наблюдались в 2,4% (15 пар пациентов). Частота семейных случаев у пациентов с болезнью Крона составила 2,2% и 2,4% у пациентов с язвенным колитом. Из всех семейных случаев ВЗК было: 2 пары гомозиготных близнецов, 3 пары гетерозиготных близнецов, 4 пары отецдочь, 2 пары матьдочь, 2 пара матьсын, 2 пары матьдочь.



Выводы. Частота встречаемости семейных случаев ВЗК в отделении лВЗК «МКНЦ им. А.С. Логинова» за период с 2014 по 2018 г. составила 2,4%.

***

ЧАСТОТА ПОТЕРИ ОТВЕТА ПРИ ПЕРЕВОДЕ ПАЦИЕНТОВ С ВОСПАЛИТЕЛЬНЫМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ КИШЕЧНИКА

С ОРИГИНАЛЬНОГО ПРЕПАРАТА ИНФЛИКСИМАБА НА ЕГО БИОСИМИЛЯР

О.В. Князев1, Т.В. Шкурко1,2, А.В. Каграманова1, А.А. Лищинская1, А.И. Парфенов1

1ГБУЗ «Московский клинический научнопрактический центр им. А. С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия;

2ГБУ «Научноисследовательский институт организации здравоохранения и медицинского менеджмента ДЗМ», Москва, Россия.

Биосимиляры — это аналоги биофармацевтических лекарственных средств, с близкой, но не идентичной исходной молекулой. Они представляют собой современные лекарственные препараты на основе белков, полученных путем биологического синтеза в клетках дрожжей и бактерий. Биосимиляры открывают возможность более широкого доступа к доступному по цене лечению воспалительных заболеваний кишечника, при этом по эффективности и безопасности они сопоставимы с оригинальными препаратами.

Цель исследования – выявить частоту потери ответа у пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника (ВЗК), получающих биосимиляр инфликсимаба в течение года наблюдений.

Материал и методы. В отделении воспалительных заболеваний кишечника ГБУЗ «Московский клинический научнопрактический центр им. А. С. Логинова» ДЗМ наблюдали 60 больных ВЗК, которые были переведены с оригинального препарата инфликсимаб (ИФЛ) на введение биосимиляра инфликсимаба, пациенты были разделены на две группы. В 1ю группу (n=30) включили бионаивных пациентов, которые получали оригинальный препарат ИФЛ, а затем были переведены на его биосимиляр. Пациенты 2й группы (n=30) имели предшествующий опыт получения антиФНОα перед введением ИФЛ и затем его биосимиляра. Оценивали потерю ответа при переводе пациентов с ВЗК с оригинального препарата инфликсимаба на его биосимиляр по клиническим, лабораторным и инструментальным данным. Сравнительный анализ проводили методом четырехпольных таблиц с использованием непараметрических статистических критериев.

Результаты. В течение года наблюдения среди бионаивных больных ВЗК, получающих оригинальный ИФЛ, при переводе на биосимиляр ИФЛ потеря ответа развилась у 5 (16,7%) пациентов. В большинстве случаев потеря ответа на биосимиляр (13 (43,3%)) развивалась в случае, если ИФЛ и его биосимиляр были не первым антиФНОα


препаратами (ОР— 0,385; 95% ДИ 0,157— 0,945; χ2 — 5,079;

р= 0,02857).

Вывод. Частота потери ответа при переводе пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника с оригинального препарата инфликсимаба на его биосимиляр значительно выше у пациентов с ВЗК, если ИФЛ и его биосимиляр были не первым антиФНОα препаратами.

***

КОМБИНИРОВАННАЯ ТЕРАПИЯ

С ПРИМЕНЕНИЕМ МЕЗЕНХИМАЛЬНЫХ СТРОМАЛЬНЫХ КЛЕТОК И ВЕДОЛИЗУМАБА СПОСОБСТВУЕТ ДОСТИЖЕНИЮ БОЛЕЕ ГЛУБОКОЙ РЕМИССИИ У ПАЦИЕНТОВ

С ЯЗВЕННЫМ КОЛИТОМ

О.В. Князев, А.В. Каграманова, А.А. Лищинская, И.А. Корнеева, М.Ю. Звяглова, М.В. Саморуков, А.Н. Демченко, А.Ф. Бабаян

ГБУЗ «Московский клинический научнопрактический центр им. А. С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

Одним из новых перспективных методов лечения больных язвенным колитом (ЯК) является биологическая терапия с использованием мезенхимальных стромальных клеток костного мозга (МСК). В некоторых случаях одновременно с МСК больные получают сопутствующую антицитокиновую или иммуносупрессивную терапию. В настоящее время новая стратегия терапии ЯК заключается в достижении глубокой ремиссии заболевания.

Цель исследования — сравнить эффективность комбинированной терапии с применением мезенхимальных стромальных клеток и ведолизумаба (ВДБ) с монотерапией ВДБ и МСК.

Материал и методы. 45 пациентов с тотальным ЯК средней степени тяжести были разделены на группы в зависимости от проводимой терапии. 1я группа пациентов с ЯК в возрасте от 19 до 51 года (Ме=29) (n=15) получила противовоспалительную терапию с использованием культуры МСК 2 млн/ кг по схеме; 2я группа пациентов с ЯК (n=15) в возрасте от 23 до 50 лет (Ме=38) получила ВДБ по рекомендуемой схеме, 3я группа пациентов с ЯК (n=15) в возрасте от 24 до 56 лет (Ме=31) получил МСК+ВДБ. Эффективность проводимой терапии оценивали по иммунобиологическим и гистологическим маркерам воспаления: уровню Среактивного белка (СРБ), индексу Гебса (ИГ) и уровню фекального кальпротектина (ФКП). Уровень СРБ, ФКП и ИГ оценивали через 26 нед после начала терапии. Исходный уровень СРБ составил 24,6±1,8; 25,5±2,0 и 24,8±2,1 мг/л, соответственно. Исходный ИГ в группах больных составила 4,6±0,4; 4,35±0,25 и 4,5±0,3 балла соответственно. Исходный уровень ФКП составил 1090±88,8; 1000±83,9 и 1010±120,5 мкг/г соответственно.

Результаты. Через 26 недель от начала терапии в 1й груп

пе больных уровень СРБ составил 7,8±2,1 мг/л,



во 2й группе — 7,4±1,3 мг/л, в 3й группе — 7,5±1,0 мг/л (р>0,05). Уровень ФКП через 26 недель от начала терапии в 1й группе больных составил 98,8±9,3 мкг/г, во 2й группе — 90,6±7,5 мкг/г, в 3й группе — 82,8±6,3 мкг/г (р<0,05 по сравнению с 1й и 3й группами). Уровень ИГ через 26 нед от начала терапии в 1й группе пациентов составил 0,7± 0,1 балла, во 2й группе — 0,65±0,1 балла, в 3й — 0,35± 0,06 балла (р<0,001 по сравнению с 1й и 3й группами).

Вывод. Комбинированная терапия с применением мезенхимальных стромальных клеток и ведолизумаба у пациентов с язвенным колитом способствует достижению более глубокой ремиссии и уменьшению степени воспаления слизистой оболочки кишки, чем монотерапия МСК и ВДБ.

***

ЧАСТОТА И ПРИЧИНЫ ПРОЛОНГИРОВАНИЯ ИНДУКЦИОННОГО КУРСА ТОФАЦИТИНИБОМ У БОЛЬНЫХ ЯЗВЕННЫМ КОЛИТОМ

В УСЛОВИЯХ РЕАЛЬНОЙ КЛИНИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ

О.В. Князев1, А.В. Каграманова1, А.А. Лищинская1, А.Ф. Бабаян1, М.Ю. Звяглова1, А.Н. Демченко1, М.В. Саморуков1, Д.С. Кулаков1, И.А. Корнеева1, Т.В. Шкурко1,2, А.И. Парфенов1

1ГБУЗ «Московский клинический научнопрактический центр им. А. С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия;

2ГБУ «Научноисследовательский институт организации здравоохранения и медицинского менеджмента ДЗМ», Москва, Россия

Тофацитиниб — селективный иммунодепрессант, первый представитель ингибиторов семейства янускиназ, обладающий высокой селективностью в отношении прочих киназ генома человека. По результатам исследования тофацитиниб ингибирует JAK1, JAK2 и в высокой концентрации — JAK3 и тирозинкиназу2. Препарат зарегистрирован в России для лечения больных язвенным колитом (ЯК). Согласно инструкции по медицинскому применению, у пациентов с неполным ответом на индукционный курс возможно проведение дополнительных 8 недель терапии в индукционной дозе 10 мг 2 раза в сутки.

Цель исследования — выявить частоту и причины необходимости в пролонгировании индукционного курса тофацитиниба у больных ЯК.

Материал и методы. В отделении воспалительных заболеваний кишечника ГБУЗ «Московский клинический научнопрактический центр им. А.С. Логинова» ДЗМ наблюдали 35 больных ЯК, которые получали тофацитиниб. Пациенты были разделены на две группы. Пациенты 1й группы (n=10) были бионаивными. Пациенты 2й группы (n=25) имели предшествующий опыт лечения одним или более препаратами антиФНОα. Оценивали необходимость пролонгации до 16 нед индукционного курса тофацитиниба у пациентов с недостаточным клиническим ответом на 8й неделе тера


пии (снижение частичного индекса Мейо менее 30%) и отсутствием нормализации лабораторных показателей (СОЭ, СРБ, гемоглобин, ФКП). Сравнительный анализ проводили методом четырехпольных таблиц с использованием непараметрических статистических критериев.

Результаты. В периоде наблюдения среди больных ЯК 1й группы (n=10), не получавших ранее антиФНОα препараты, необходимость в пролонгированном индукционном курсе тофацитиниба не потребовалась ни у одного пациента (0%). Во 2й группе пациентов (n=25), получавших ранее терапию антиФНОα препаратами, пролонгированный индукционный курс тофацитиниба потребовался у 9 (36%) пациентов (χ2 — 4,484; р=0,028).

Вывод. Необходимость в пролонгировании до 16 нед

индукционного курса тофацитиниба у больных ЯК в достоверно выше у пациентов, получавших ранее один или несколько антиФНОα препаратов.

***

РОЛЬ ЖЕЛЧНЫХ КИСЛОТ В ПАТОГЕНЕЗЕ ДИАРЕИ ПРИ ПОСТХОЛЕЦИСТЭКТОМИЧЕСКОМ СИНДРОМЕ

Л.Х. Индейкина, Л.М. Крумс, Е.А. Сабельникова, Г.Г. Варванина, С.Ю. Сильверстова, А.А. Вязникова, А.И. Парфенов

ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

Холецистэктомия приводит к изменению функции гепатобиллиарной системы и по законам прямойобратной связи нарушает физиологию реабсорбции желчных кислот (ЖК). При нормальном количестве фактора роста фибробластов 19 (FGF19) ЖК абсорбируются в подвздошной кишке. В толстую кишку поступает всего 5—10% ЖК. После холецистэктомии желчные кислоты выделяются в просвет кишки не только в период пищеварения, но и во внепищеварительный период. Можно предположить, что при недостатке регуляторных молекул энтерогепатической циркуляции, в частности FGF19, в кровь воротной вены поступает лишь незначительная часть ЖК, остальные попадают в просвет толстой кишки, усиливая секрецию воды и электролитов, вызывая диарею.

Цель исследования — изучить патогенез диареи при постхолецистэктомическом синдроме.

Материал и методы. Обследованы 100 больных, которые были разделены на 2 группы: 1я группа — 50 больных, у которых после холецистэктомии возникла хроническая диарея, из них 46 пациентов составили женщины и 4 — мужчины, средний возраст 58,4±11,5 года, 2я группа сравнения — 50 больных после холецистэктомии без диареи: 45 женщин и 5 мужчин со средним возрастом 56,5±9,5 года. Определяли суточное количество ЖК в кале спектрофотометрическим методом, количественно FGF19 в сыворотке крови ИФА. Результаты. При определении содержания ЖК в ка

ле установлено: у больных 1й группы содержание ЖК



в кале составляло 935,5±280,08 мг/сут при норме (100— 200 мг/сут). В группе сравнения содержание ЖК — 200,0± 60,78 мг/сут. Одновременно определяли FGF19, являющийся регулятором синтеза ЖК. Величина его оказалась ниже в 1й группе больных с диареей, 85,96±66,06 пг/мл против 266,4±168,92 пг/мл во 2й группе у пациентов без диареи (р<0,1).

Заключение. В патогенезе диареи после холецистэкто

мии важную роль играют ЖК, в большом количестве поступающие в толстую кишку, вследствие недостатка FGF19 — регулятора реабсорбции и синтеза ЖК. Полученные результаты требуют дополнительного динамического наблюдения и изучения в послеоперационном периоде для создания клинических рекомендаций и прогностических критериев.

***

ЭНТЕРОПАТИЯ С НАРУШЕНИЕМ МЕМБРАННОГО ПИЩЕВАРЕНИЯ — НОВАЯ ГЛАВА В ЭНТЕРОЛОГИИ

А.И. Парфенов, Е.А. Сабельникова, С.В. Быкова, С.Р. Дбар, О.В. Ахмадуллина, Н.И. Белостоцкий, С.Г. Хомерики, Е.В. Быстровская, Л.М. Крумс, Н.И. Полева, М.Ю. Звяглова, Е.В. Бауло

ГБУЗ «Московский клинический научнопрактический центр им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

Цель исследования — улучшить диагностику и лечение заболеваний кишечника, связанных с непереносимостью углеводов, на основе оценки активности мембранного пищеварения.

Задачи: 1. Оценить активность мембранных ферментов слизистой оболочки тонкой кишки (СОТК) у больных функциональными заболеваниями кишечника (ФЗК).

2. Предложить концепцию энтеропатии с нарушением мембранного пищеварения (ЭНМП) в качестве новой нозологической формы болезни тонкой кишки. 3. Разработать и предложить в клиническую практику систему лечения ЭНМП, основанную на восстановлении нарушенной активности ферментов СОТК с помощью цитопротектора ребамипида.

Материал и методы. У 184 больных с симптомами ФЗК исследованы карбогидразы СОТК (сахараза, мальтаза, глюкоамилаза, лактаза). У 18 больных ЭНМП провели пилотное исследование с разрешения ЛЭК и Ученого совета МКНЦ: влияние 12недельной терапии ребамипидом на активность ферментов СОТК.

Результаты. У большинства больных ФЗК обнаружено снижение активности ферментов СОТК. У них установлена ЭНМП. Причиной являлись повреждения энтероцитов в результате перенесенных ОКИ, применения НПВП, антибиотиков. Клинические симптомы ЭНМП связаны с пищевыми интолерантностями (боли и дискомфорт в животе, нарушения стула, метеоризм). Диагностика основана на биохимическом исследовании ферментов в СОТК. Ос


нову лечения составляют диеты с ограничением плохо переносимых продуктов, цитопротектор ребамипид, повышающий активность ферментов и кишечные антисептики, подавляющие рост бактерий в тонкой кишке.

Заключение. У большинства больных с синдромным диагнозом (СРК и др. ФЗК) снижена активность мембранных ферментов и может быть установлен нозологический (а не синдромный) диагноз: ЭНМП. Патогенетическая терапия, основанная на длительном применении цитопротектора ребамипида, дает возможность добиться выздоровления или длительной ремиссии.

***

ФАКТОРЫ РИСКА РАЗВИТИЯ ПОСТИНФЕКЦИОННОГО СИНДРОМА РАЗДРАЖЕННОГО КИШЕЧНИКА

И.Н. Ручкина, А.И. Парфенов

ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

Цель исследования — изучить факторы риска развития постинфекционного синдрома раздраженного кишечника (ПСРК).

Материал и методы. Обследовано 62 больных ПСРК в возрасте 26±2,5 года, по гендерному признаку преобладали женщины— 38/62. Все больные связывали начало заболевание с острой кишечной инфекцией (ОКИ), по поводу которой прошли лечение у инфекционистов, в повторных посевах кала роста патогенной микрофлоры не обнаружено. При вирусной инфекции проводилось исследование кала полимеразной цепной реакцией. При сборе анамнеза у пациентов выяснялось наличие вредных привычек, заболевания органов пищеварения, по медицинским документам определялись особенности течения ОКИ и проводимая медикаментозная терапия.

Результаты и обсуждение. Все больные пользовались

предприятиями общественного питания. При сборе анамнеза установлено, что 15/62 больных регулярно курили сигареты. 17/62 больных с ПСРК наблюдались у гастроэнтерологов по поводу гастрита и принимали ингибиторы протонной помпы (ИПП). В зависимости от этиологии кишечных инфекций пациенты разделены на группы: у 15/62 был выявлен шигеллез, у 19/62 — ротавирусная инфекция, у 8/62 — сальмонеллез, у 3/62 — иерсиниоз, у 17/62 — ОКИ неуточненной этиологии. У 37/62 пациентов отмечалось среднетяжелое течение ОКИ, с развитием острого гастроэнтероколита с водноэлектролитными нарушениями и с потерей массы тела более 5 кг; у остальных 25/62 – легкое течение ОКИ. Антибиотикотерапия назначалась 39/62 больным.

Заключение. На основании анализа группы больных с ПСРК выявлены факторы риска: молодой возраст больных (26±2,5 года), в исследуемой группе преобладали женщины — 62%. Все больные регулярно использовали точки общественного питания; 27% пациентов принимали ИПП,



у 24% — в анамнезе — регулярное табакокурение. У 59% больных отмечалось среднетяжелое течение ОКИ. Антибиотикотерапия назначалась 63% больным. У всех больных отмечалось сочетание нескольких факторов риска формирования ПСРК. Стресс и неблагоприятные жизненные ситуации в данной группе больных не выявлены.

***

ОСОБЕННОСТИ НАРУШЕНИЙ ВНУТРИПРОСВЕТНОЙ МИКРОФЛОРЫ КИШЕЧНИКА ПРИ СИНДРОМЕ РАЗДРАЖЕННОГО КИШЕЧНИКА

И.Н. Ручкина, С.Д. Бахарев, А.И. Парфенов, С.Р. Дбар, Е.В. Бауло, С.В. Быкова

ГБУЗ «МКНЦ им.А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

Цель исследования — изучить состав микрофлоры при синдроме избыточного бактериального роста (СИБР) в просвете тонкой кишки, у больных синдромом раздраженного кишечника (СРК) с диареей.

Материал и методы. Обследован 31 больной СРК с диареей, в возрасте 30±2 года, по гендерному признаку преобладали женщины — 22/31. Клинические симптомы оценивали с помощью визуальной аналоговой шкалы (ВАШ) в баллах, где 10 — максимально выраженный симптом. Для изучения фекальной микрофлоры назначался бактериологический анализ кала. СИБР в тонкой кишке определялся с помощью дыхательного водороднометанового теста на газовом анализаторе GastroCheck Gastrolyzer.

Результаты. У 31 пациента с СРК выраженность болевого синдрома составляла — 8±1, вздутие живота — 5±2 баллов, частота стула достигала до 5±1 раз/сутки. У всех больных в посевах кала выявлен рост условнопатогенной микрофлоры и снижение бифидолактобактерий ≤105 КОЕ/г. При обследовании на газовом анализаторе у 12/31 больных обнаружен СИБР: у 2/31 — метан продуцирующая (Methanobrevibacter spp.) (40±5 ррм, норма ≤12 ррм), а у 10/31 — водородпродуцирующая анаэробная микрофлора (52±8 ррм, норма ≤20 ррм).

Заключение. У38% больных СРК с диареей выявлен СИБР в сочетании с изменениями фекальной микрофлоры. Причиной СИБРа у большинства пациентов явился рост водородпродуцирующей анаэробной микрофлоры (бактероиды, анаэробные кокки, вейлонеллы и др.) — у 32% и лишь у 6%определялась активность метанпродуцирующих микроорганизмов. У остальных 62% больных СРК отмечалось изолированное изменение состава фекальной микробиоты. Для больных с выявленным СИБР, не зависимо от детектируемого газового метаболита, характерно ежедневное вздутие живота, усиливающееся после приема пищи. Нарушения эубиоза кишечника, проявляющиеся ростом условнопатогенной микрофлоры, привели к формированию клинических проявлений СРК с диареей в обследуемой группе больных.


***

РЕЗИСТЕНТНАЯ БОЛЕЗНЬ КРОНА

ИЛИ ПЕРВИЧНЫЙ ИММУНОДЕФИЦИТ?

А.Е. Щиголева1, П.В. Шумилов1

1ФГБОУ ВО «РНИМУ им. Н. И. Пирогова» МЗ РФ, Москва, Россия

Введение. Болезнь Крона (БК) встречается у 26% пациентов с Хсцепленным лимфопролиферативным синдромом II типа (ХЛП II, OMIM 300635) и характеризуется ранним началом и агрессивным течением. ХЛП II возникает в результате мутации гена XIAP(BIRC4), для него характерны гемофагоцитарный лифогистиоцитоз (ГЛГ), спленомегалия, дисгаммаглобулинемия и БК. Патогенетическим методом лечения является аллогенная трансплантация гемопоэтических стволовых клеток (ТГСК).

Цель исследования — оптимизировать дифференциальную диагностику ХЛП II у пациентов с БК.

Материал и методы. Проведен ретроспективный анализ медицинской документации пациентов с ХЛПII, наблюдавшихся в отделении гастроэнтерологии РДКБ Москвы. Результаты. Всего 4 пациента мужского пола, средний возраст начала БК — 5 лет (максимальный — 10 лет). Средний срок диагноза составил 5 лет (минимальный — 1 год). У 3 пациентов — манифестация с колитического синдрома, у 1 — с суставного синдрома. Перианальное поражение присутствовало у всех пациентов. У всех пациентов — тотальный эрозивный колит, эпителиоидные гранулемы обнаружены у 2 пациентов. Все пациенты были резистентны к терапии преднизолоном с азатиоприном, атицитокиновой терапии препаратами антиФНО. Оперативное лечение было проведено у 2 пациентов (1 — резекция илеоцекального угла, 1 — тотальная колэктомия). ГЛГ зарегистрирован у 1 пациента, спленомегалия — у 2 пациентов. Уровень сывороточного IgG у всех пациентов в пределах нормы. У всех пациентов выявлены гемизиготные мутации в гене XIAP (BIRC4), экспрессия белка XIAP в T и NK лимфоцитах была снижена у всех пациентов. Эндоскопическая ремиссия БК достигнута у 2 пациентов после аллогенной ТГСК, 1 пациент умер, 1 пациент готовится к проведению ТГСК. Исход ТГСК зависел от срока постановки диагноза. Заключение. Резистентное течение БК у пациентов мужского пола, сопровождающееся перианальным поражением, может быть единственным проявлением ХЛП II. С целью своевременной диагностики и оптимизации терапии таким больным рекомендуется исследование экспрессия белка XIAP в T и NK лимфоцитах с последующим ге

нетическим подтверждением.



***

ПОРАЖЕНИЯ ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ ПРИ ВОСПАЛИТЕЛЬНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ КИШЕЧНИКА

Г.Г. Бабаева, О.Р. Мирзазаде

Азербайджанский государственный институт усовершенствования врачей им. А. Алиева, кафедра терапии, Баку, Азербайджан

Проблема воспалительных заболеваний кишечника (ВЗК) продолжает оставаться одним из актуальных вопросов гастроэнтерологии. Поражения поджелудочной железы у данной группы больных носят многоликий характер: от элевации панкреатических ферментов и экзокринной недостаточности, острых, аутоиммунных и хронических панкреатитов до малигнизации железы.

Цель исследования — выявление характера и частоты поражений поджелудочной железы у больных с ВЗК.

Материал и методы. В период с августа 2015 года по ноябрь 2019 года было обследовано 154 пациента с ВЗК; из них 82 (53,2%) с болезнью Крона(БК) и 72 (46,7%) с язвенным колитом (ЯК). Возраст пациентов: 18—60 лет (39,4±4,6). По половой принадлежности: 81 (52,6%) женщина и 73 (47,4%) мужчины. Срок заболевания до обращения к врачуспециалисту — 1,1—8,3 лет (3,7±1,2). Больные находились на динамическом наблюдении от 6 до 32 месяцев (14,4±5,7).Помимо общеклинического обследования обязательно определялись следующие маркеры: вит. D, альбумин, Fe, Mg, Zn, АНСАпрофиль (с антилактоферином İgG), ɑФНО, IL1β, IL2, IL4, IL6, IL8, IL10, IL18, İgG

в крови, кальпротектин, лактоферрин, ТМ2пируваткиназа

и фекальная эластаза в кале. Больным проводилось абдоминальное УЗИ, при необходимости ЭУС поджелудочной железы, абдоминальное КТ и МРТ. В статистической обработке полученных результатов применяли общепринятые методы описательной статистики с расчетом средних арифметических величин признака (М),стандартного отклонения (σ), средней ошибки (m), коэффициент Стьюдента (t), вероятности ошибки(р).

Результаты. У 94 (61%) пациентов при абдоминальном УЗИ были выявлены изменения в эхогенности, у 21 (13,6%) пациента — в размерах основного панкреатического протока; изменения при ЭУС были обнаружены у 6 (3,89%) пациентов. Гиперамилаземия была выявлена у 9 (5,84%) пациентов; лекарственные поражения — у 34 (22%) пациентов (на фоне приема азатиоприна, сульфасалазина, метронидазола, стероидов) и были более характерны для первых недель терапии. Острые панкреатиты на фоне холелитиаза были выявлены у 12 (7,79—14,63%) больных с БК. Аутоиммунные панкреатиты — у 8 (5,19%) пациентов, экзокринная недостаточность железы — у 42 (27,3%) пациентов с ВЗК.

Вывод. Панкреатическая манифестация, связанная

с ВЗК, характеризовалась в большей степени экзокринной недостаточностью (27,3%) и лекарственными поражениями


(22%), в меньшей степени — острыми билиарными (7,79%) и аутоиммунными панкреатитами (5,19%).

***

АНГИОДИСПЛАЗИИ КАК ИСТОЧНИКИ КРОВОТЕЧЕНИЯ ИЗ ТОНКОЙ КИШКИ

А.О. Акопова1, О.М. Михеева1, П.Л. Щербаков2, А.И. Парфенов1

1ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия; 2Клиникодиагностический центр Красная Пресня АО МЕДСИ, Москва, Россия

Кровопотеря из тонкой кишки (ТК) составляет 5—10% от всех желудочнокишечных кровотечений (ЖКК), в 3—27% случаев причиной являются ангиодисплазии. Ангиодисплазии могут протекать как бессимптомно, так и являться причиной кровопотери. Клинические рекомендации ACG и ESGE рекомендуют выполнять капсульную эндоскопию (КЭ) больным с подозрением на кровотечение из ТК только после выполнения эзофагогастродуоденоскопии (ЭГДС) и колоноскопии (КС). Кроме того, в реальной клинической практике не всегда удается подтвердить связь перенесенного ЖКК с ангиодисплазиями, обнаруживаемыми при КЭ.

Цель исследования — показать значение эндоскопических признаков ангиодисплазий ТК, как источников кровотечений.

Материал и методы. Обследованы 208 пациентов, которым выполнялась КЭ (после проведения ЭГДС и КС). У 34 пациентов выявлены ангиодисплазии (20 мужчин, 14 женщин). Средний возраст больных составил 52± 16,4 года.

Результаты и обсуждение. Показаниями к проведению КЭ являлись трудности диагностики заболеваний тонкой кишки, в том числе поиск источников ЖКК, неустановленных с помощью других методов диагностики. У 6 пациентов ангиодисплазии не сопровождались анемией и другими признаками кровотечений. У 17 больных ангиодисплазии оказались причиной анемии, причем у 7 из них признаки перенесенного кровотечения наблюдались вовремя КЭ. У остальных 10 пациентов с клиникой состоявшегося ЖКК на момент проведения КЭ признаков продолжающего кровотечения не было. У 11 пациентов с целиакией, болезнью Крона, гельминтозами и дивертикулезом, помимо ангиодисплазий выявлены эрозии, язвы и дивертикулы ТК, которые также могли явиться причиной анемии.

Заключение. КЭ помогает диагностировать кровотече

ния, источников которых являются ангиодисплазии ТК, а также выявить бессимптомно протекающие ангиодисплазии, но являющиеся потенциальными источниками опасных для жизни ЖКК.



***

ФАКТОРЫ РЕГУЛЯЦИИ ВОСПАЛЕНИЯ ПРИ БОЛЕЗНИ КРОНА

Р.Б. Гудкова, О.В. Князев, А.В. Каграманова, А.А. Лищинская, А.И. Парфенов

ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

Введение. Определение ингибитора протеаз — α1антитрипсина является важным диагностическим и прогностическим маркером у больных болезнью Крона (БК), так как этот белок и белок, усиливающий проницаемость, играют значительную роль в патогенезе и регуляции воспалительного процесса при воспалительных заболеваниях кишечника.

Цель исследования — определить уровень α1антитрипсина в сыворотке крови и в кале больных БК для оценки активности воспаления в кишечнике.

Материал и методы. Обследованы 13 больных с БК (средний возраст — 38, min — 18, max — 56 лет) с различной активностью заболевания согласно индексу Беста. В сыворотке крови и в кале определяли — α1антитрипсин (α1АТ) (α1Antitrypsin Clearance ELISA Immundiagnostik, Germany); IgG к белку, усиливающему проницаемость (BPI) (Bactericidal permeabilityincreasing protein), по дегрануляции нейтрофилов (ANCA combi, blotting, Germany). Использованы программы Statistica 6.0.

Результаты. В сыворотке крови больных с БК выявлены колебания α1АТ от 213 до 4042 мкг/л (норма 900— 1800 мкг/л). Повышение концентрации α1АТ обнаружены у 6 больных 2743,6 ±1051,2 мкг/л), у 2 — показатели оставались в пределах нормы (1358 ±532,3 мкг/л), у 5 — снижены (357,8±146,3 мкг/л). Антитела к BPI выявлены у 8 больных с непрерывным тяжелым течением (r=0,43). Повышение концентрации α1АТ в кале отмечено у 7 больных БК (от 75 до 892 мкл/г кала) (норма 25—35 мкг/г кала), что свидетельствует о нарущенной проницаемости кишечной стенки. у 1 больного с пенетрирующей формой БК повышение α1АТ достигло 892 мкг/г кала, у 6 больных с БК средней степени тяжести выявлено повышение α1АТ (89,3±43,1 мкг/г кала). Низкий уровень α1АТ (13,2±5,7 мкг/г кала) определен у 6 больных с легким неосложненным течением БК.

Заключение. Повышение α1AТ в сыворотке и в кале больных БК является маркером высокой активности воспаления и повышенного синтеза белка и антител к нейтрофильным лизосомальным ферментам, что может отражать клиническое течение заболевания и в дальнейшем служить предиктором развития осложнений БК.


***

ВЗАИМОСВЯЗЬ МЕЖДУ МИКРОБИОТОЙ КИШЕЧНИКА И КОНЦЕНТРАЦИЕЙ СЕРОТОНИНА У БОЛЬНЫХ

С ПОСТИНФЕКЦИОННЫМ СИНДРОМОМ РАЗДРАЖЕННОГО КИШЕЧНИКА

И.Н. Ручкина, И.Е. Трубицына

ГБУЗ «МКНЦ имени А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

Цель исследования — изучить содержание серотонина в крови у больных постинфекционным синдромом раздраженного кишечника (ПСРК) под влиянием терапии пробиотиком.

Материал и методы. Обследованы 51 больной ПСРК с диареей, длительность анамнеза составила 3±1,5 года, возраст больных 27±2,5 года. Концентрацию серотонина в крови определяли методом Прошиной. Болевой синдром оценивали в баллах по 10бальной шкале до и после 21 дня терапии мультиштаммовым пробиотиком. В посевах кала изучали состав фекальной микрофлоры.

Результаты и обсуждение. Клинические проявления ПСРК характеризовались диареей до 4—5 раз в сутки и болевым синдромом до 7±1 баллов. В посевах кала дефицит лактобактерий до 101—102 степени и бифидобактерий до 105,6 степени с одновременным ростом различных штаммов условнопатогенной микрофлоры. Концентрация 5НТ в крови больных ВЗК: 0,39±0,05 мкг/мл, Контроль — 0,19± 0,02 мкг/мл, р<0,01. В результате курса мультиштаммового пробиотика у всех больных произошло снижение болевого синдрома до 3±1, частота стула 1—2 раз в сутки. Концентрация серотонина снижается до 0,20±0,03 мкг/мл. Анализируя полученные данные можно отметить, что при ПСРК присутствуют нейрогенные нарушения моторики обусловленные высокой концентрацией серотонина.

Заключение. У данной группы больных в крови повышена концентрация серотонина. Он, являясь медиатором воспаления, нарушает стабильность биомембран и обеспечивает нарушение кишечной микрофлоры. Восстановление эубиоза фекальной микрофлоры приводит к снижению синтеза и выброса серотонина, что в свою очередь обеспечивает снижение болевого синдрома и частоты стула.

***

РОЛЬ МИКРОБИОМА КИШЕЧНИКА В РАЗВИТИИ КОЛОРЕКТАЛЬНОГО РАКА

А.В. Савинкова1,2, Т.С. Лисица1, Н.А. Бодунова1

1ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова ДЗМ», Москва, Россия; 2ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России, Москва, Россия

Введение. Микрофлора кишечника играет важную роль в поддержании здоровья человека. В связи с высоким раз



нообразием и обширным взаимодействием с организмом микробиом кишечника представляет большой интерес для исследователей и является одним из наиболее популярных направлений изучения среди микрофлоры человека. Появление и развитие технологии секвенирования нового поколения позволило расширить понимание корреляции микробиологического разнообразия и развития заболеваний. Цель исследования — рассмотреть перспективность анализа микробиоты кишечника для дальнейшего определения взаимосвязи между микробиологическим составом и раз

витием колоректального рака (КРР) человека.

Материал и методы. Анализ отечественной и зарубежной литературы.

Результаты. Известно, что качественный и количественный состав микробиома кишечника человека может изменяться не только при хронических воспалительных заболеваниях, диабете, язвенном колите, болезни Крона и др., но и при злокачественных новообразованиях. Было показано, что количество Bacteroidetes и Firmicutes phyla существенно снижено в опухолевых тканях, а количество Fusobacterium spp., напротив, повышено (в тканях опухоли при КРР в 400 раз выше, чем в нормальных тканях). Также Fusobacterium nucleatum способны индуцировать развитие КРР и ингибировать иммунный ответ. Показано, что представители рода Bacteroides, продуцируя токсин фрагилизин, индуцируют пролиферацию эпителия толстой кишки и запускают воспалительные реакции. Escherichia coli и другие грамотрицательные бактерии, продуцируя цитолетальный токсин и колибактин, повреждают ДНК, вызывая нестабильность генома, и ведут к развитию КРР.

Вывод. Дальнейшие исследования микробиома кишечника помогут найти более глубокие взаимосвязи между микробиологическим составом и развитием колоректального рака человека. Также эти исследования могут послужить основой для выявления потенциальных прогностических маркеров в отношении КРР.

***

ГАПЛОТИПЫ HLADQ У ДЕТЕЙ С ЦЕЛИАКИЕЙ НА ЮГЕ РОССИИ

М.В. Стоян1,2, Л.Я. Климов1, В.А. Курьянинова1,2, В.С. Кашников1,2, Л.Д. Кочнева1

1ФГБОУ ВО «Ставропольский государственный медицинский университет» МЗ РФ, Ставрополь, Россия;

2ГБУЗ СК «ГДКБ им. Г.К. Филиппского», Ставрополь, Россия

Цель исследования — анализ частоты и структуры гаплотипов HLADQ у детей с целиакией, проживающих в Ставропольском крае и республиках Северного Кавказа, особенностей клинической манифестации заболевания в зависимости от типа HLA.

Материал и методы. Проведено HLAтипирование 110 детям с целиакией в возрасте от 8 мес до 17 лет, проживающих в Ставропольском крае и республиках Северного


Кавказа. Средний возраст детей на момент постановки диагноза — 4,9±0,4 года. Мальчиков было 50 (45,5%), дево

чек — 60 (54,5%).

Результаты. HLAпозитивные гаплотипы выявлены у 108 (98,2%) пациентов. Аллель DQ2 встречался у 87 (79,1%), значительно реже DQ8 — у 16 (14,6%) и DQ7 — у 5 (4,5%) пациентов. Средний возраст появления жалоб и постановки диагноза составили: с DQ2 — 2,4±0,3 года и 5,1±0,5 года, с DQ8 — 1,2±0,3 года и 4,0±0,6 года, с DQ7 — 1,6±0,5 года и 4,7±2,6 года соответственно. Манифестация жалоб у детей с DQ2 отмечалась достоверно позже, чем у больных с DQ8 (p<0,01).

Zscore длины и массы тела у детей с DQ2 составили –0,86±0,1 SD и –1,15±0,1 SD, с DQ8 — –1,83±0,5 SD и –1,73±0,4 SD, с DQ7 — 0,03±0,6 SD и –1,55±0,7 SD.

Средний Zscore длины и массы тела у пациентов с HLADQ8 превосходил у детей с HLADQ2 в 2,1 раза (p<0,005) и 1,5 раза (p<0,05) раза соответственно.

Гистологическая структура тощей кишки у детей с DQ2 и DQ8 характеризовалась превалированием тотальной атрофии ворсин — в обоих случаях почти в 60% случаях Marsh 3C. У детей с DQ 7 в 100% случаях отмечалась умеренная степень атрофии Marsh 3B.

Вывод. Гаплотипы HLADQ2/DQ8 у детей с целиакией выявлены в 98,2% случаев, что соответствует частоте в других регионах России и не отличается от европейских стран. Пациенты с DQ8 имели выраженную задержку темпов физического развития, однако существенных различий

в клинической картине не выявлено.

У пациентов с HLADQ2 и HLADQ8 очень близкая структура стадий атрофии тощей кишки с доминированием наиболее тяжелой стадии Marsh 3С.

***

ГЕНОТИПЫ HLADRDQ У РОССИЙСКИХ ДЕТЕЙ С ЦЕЛИАКИЕЙ

E. Рославцева1, Ю. Дмитриева2, Е. Касаткина2, В. Курьянинова3, Л. Климов3, М. Стоян3, И. Захарова2, Т. Боровик1

1Национальный медицинский научноисследовательский центр здоровья детей Минздрава России, Москва, Россия; 2Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования, Москва, Россия; 3Ставропольский государственный медицинский университет, Ставрополь, Россия

Цель исследования — при целиакии (Ц) гаплотипы HLADQ2/DQ8 обнаруживаются более чем у 98% европейских пациентов [1]. Немногие генетические исследования, проведенные в РФ, демонстрируют частоту аллелей DQ2/DQ8 у детей с Ц 60—80%, с предположениями о том, что генетические признаки Ц могут иметь региональные различия и болезнь может развиться без наличия гаплотипов DQ2/DQ8. Целью исследования явилось исследование распределения HLAаллелей DQ2/8 у детей с Ц.



Материал и методы. Мы провели генетическое типирование у 275 детей с Ц, диагностированной согласно критериями ESPGHAN 1998/2012.

Результаты. Все, кроме одного пациента (99,6%), были HLADQ2/DQ8положительными. Среди них 77,7% были DQ2положительными,12,8% — DQ8положительными, 9,5% пациентов имели обе молекулы DQ2/DQ8. Среди 213 DQ2позитивных пациентов 37,6% были DQ2 гомозиготными (DR3DQ2/DR3DQ2 — 7,1%, DR7DQ2/DR7DQ2 — 2,8%, DR3DQ2/DR7DQ2 — 27,7 %). Остальные

DQ2положительные пациенты имели следующее распределение аллелей HLADRDQ: DR3DQ2/DR5DQ7 — 16,4%, DR7DQ2/DR5DQ7 — 12,2%, DR3DQ2/DRx

DQx — 28,2%, DR7DQ2/DRxDQ — 3,3%. У 5 пациентов

была неполная молекула DQ2, представленная аллелем DQA1*0501, хотя у 4 из них DQA1*501 был связан с кодируемым DQB1*0301 DR5DQ7.

Вывод. У российских детей с целиакией распространенность аллелей DQ2/8 совпадает с европейской распространенностью DQ2/DQ8. Низкая распространенность аллелей DQ2/DQ8 у российских больных Ц, о которых сообщалось ранее, может быть объяснена гипердиагностикой Ц (диагностикой на основании симптомов или повышенных титров антител к глиадину).

Отсутствие аллелей DQ2/8 может быть использовано для исключения диагноза целиакии в сомнительных случаях.

1. Vermeulen BAN, Hogen Esch CE, Yüksel Z. et al. Phenotypic variance in childhood coeliac disease and the HLADQ/DR dose effect. Scand J Gastroenterol. 2009;44(1):4045.

2. Dmitrieva Y, Kasatkina E, Roslavtseva E, Borovik T, Zakharova I. Distribution of HLADRDQ genotypes in Russian children with coeliac disease. ESPGHAN 51st Meeting, Geneva; 2018. Poster GeP042.

***

СИБР: ЗНАЧИМОСТЬ ПИЩЕВОГО РАЗНООБРАЗИЯ РАЦИОНА

В.И. Пилипенко, М.А. Найденова, В.А. Исаков

ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии», Москва, Россия

Эффективность лечения СИБР антибиотиками недостаточна. Одним из наиболее важных факторов изменения микробиома кишки могут являться особенности питания, способствующие формированию СИБР.

Цель исследования — сопоставить пищевое разнообразие у пациентов с выявленным синдромом избыточного бактериального роста водородпродуцирующей флоры

в тонкой кишке (СИБР Н2) и без него.

Материал и методы. Обследованы 1135 пациентов с подозрением на наличие СИБР. У 1089 пациентов выполнен водороднометановый дыхательный тест с лактулозой, по результатам которого выделены группы с избыточным ростом водородпродуцирующей флоры в тонкой кишке (n=586), с избытком метана (n=385) и без признаков СИБР (n=115). У всех участников методом суточного


воспроизведения собирались данные о фактическом питании. Для оценки пищевого разнообразия использован метод подсчета уникальных значений (сount base diversity) пищевых продуктов по 11 группам: злаки, мясо и яйца, рыба и нерыбные продукты моря, жировые продукты, молочные продукты, овощи, бобовые и орехи, фрукты и ягоды, кондитерские изделия, напитки, соусы и пряности. Сравнение средних величин числа позиций в каждой из изучаемых групп пищевых продуктов использовалось для сопоставления пищевого разнообразия у пациентов с наличием СИБР Н2 и без него.

Результаты. Более низкое пищевое разнообразие было обнаружено у пациентов с СИБР Н2 в группах молочной продукции (2,70±1,37 против 3,19±1,34, р<0,001), овощей

(5,50±2,22 против 6,29±1,90, р<0,001), фруктов (1,54±1,38

против 1,99±1,69, р=0,007) и зерновых (2,56±1,10 против 2,29±0,96, p=0,026), по сравнению с пациентами без признаков СИБР. Различия по группам мяса, рыбы, бобовых и орехов, жировых продуктов и сладостей не достигли уровня статистической значимости.

Заключение. Впервые установлены статистически значимые отличия пищевого разнообразия рационов у пациен

тов с СИБР Н2 в отношении потребления молочной продукции, зерновых, овощей и фруктов. Полученные данные мо

гут быть использованы для разработки мер диетологического обеспечения терапии СИБР и профилактики его рецидивов.

***

ЗНАЧЕНИЕ ФЕКАЛЬНОГО КАЛЬПРОТЕКТИНА В МОНИТОРИНГЕ АКТИВНОСТИ ВОСПАЛИТЕЛЬНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ КИШЕЧНИКА

О.В. Князев, А.В. Каграманова, И.А. Корнеева, К.К. Носкова, С.В Белоусов., А.И. Парфенов

ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

В качестве мониторинга активности воспаления при воспалительных заболеваниях кишечника до проведения колоноскопии (КФС) применяют высокочувствительные фекальные лабораторные тесты. К ним относятся определение специфических белков нейтрофилов в кале (лактоферрин, эластаза полиморфонуклеарных лейкоцитов, фекальный кальпротектин — ФКП) и скрытой кровопотери (трансферрин и гемоглобин в кале). Установлена значимая роль ФКП как маркера нейтрофильного воспаления при заболеваниях желудочнокишечного тракта и показателя интенсивности воспалительного процесса в кишечнике. Концентрация ФКП статистически значимо выше у больных ВЗК с признаками клинической активности и, как правило, не выходит за пределы нормы у больных с синдромом раздражения кишечника (СРК).

Цель исследования — сравнить информативности концентрации ФКП с инструментальными и лабораторными методами при ВЗК.



Материал и методы. Обследованы 110 больных с ВЗК (50 пациентов с болезнью Крона и 60 — с язвенным колитом). Болезнь Крона (БК) была в форме илеоколита

(38) и терминального илеита (12); язвенный колит (ЯК) у 35 больных был тотальным, у 21 — левосторонним, 4 — в форме проктита. Концентрацию ФКП определяли с помощью коммерческого набора Buhlmann Calprotectin ELISA (Швейцария) для экстракции и количественного in vitro определения человеческого кальпротектина (S100A8/ S100A9) в образцах кала. Лечение больных ВЗК осуществляли согласно Европейским и Российским рекомендациям. Ответ на лечение оценивали через 12 нед. Повторно выполняли КФС, анализы кала на ФКП и крови.

Результаты. Проведенный анализ между уровнем ФКП и эндоскопической активностью БК до начала терапии (в период обострения заболевания), а также через 12 нед после начала лечения выявил прямую корреляционная зависимость средней силы между уровнем ФКП и эндоскопической активностью БК (r=0,66, p<0,001). Через 12 нед после начала терапии заболевания сохранялась прямая корреляционная зависимость между уровнем ФКП и индексом SESCD (r=0,77, p<0,001). Отмечена заметная теснота связи между концентрацией ФКП и уровнем СРБ (r=0,59, p<0,05). Выявлена прямая корреляционная зависимость между уровнем ФКП и эндоскопической активностью ЯК (r=0,88, p<0,001) до начала лечения. Через 12 нед после начала лечения сохранялась прямая корреляционная зависимость между уровнем ФКП и индексом Мейо (r=0,73, p<0,001). У больных ЯК и БК с уровнем ФКП более 200 мкг/г имеется риск развития обострения заболевания в краткосрочной перспективе (ОР 8,33; 95% ДИ 2,05—

33,8; χ2 — 11,85; p<0,001) и (ОР 2,7; 95% ДИ 1,1—6,6; χ2 —

5,3; p<0,05), соответственно.

Вывод. Повышенный уровень ФКП указывает на неэффективность терапии и риск рецидива ВЗК. Уровень ФКП хорошо коррелирует с современными лабораторноинструментальными индексами активности и позволяет выявлять пациентов с высоким риском рецидива, требующим тщательного мониторинга с выполнением дополнительных исследований с целью своевременной коррекции терапии.

***

ПРИВЕРЖЕННОСТЬ ЛЕЧЕНИЮ БОЛЬНЫХ ВОСПАЛИТЕЛЬНЫМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ КИШЕЧНИКА, НАБЛЮДАЕМЫХ В МОСКОВСКОМ КЛИНИЧЕСКОМ НАУЧНОПРАКТИЧЕСКОМ ЦЕНТРЕ ИМ. А.С. ЛОГИНОВА

А.Ф. Бабаян, О.В. Князев, А.В. Каграманова, А.А. Лищинская, А.И. Парфенов

ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

Воспалительные заболевания кишечника (ВЗК) являются хроническими иммуноопосредованными воспалительными заболеваниями с поражением верхних отделов пи


щеварительного тракта, тонкой и толстой кишки, а также внекишечными проявлениями. Концепция постоянного пожизненного приема лекарственных препаратов является краеугольным камнем в терапии ВЗК. Приверженность к приему препаратов определяется как степень, в которой пациент соблюдает дозы и интервал между ними в соответствии с предписанным режимом дозирования.

Цель исследования — повысить приверженность к терапии у больных болезнью Крона (БК) и язвенным колитом (ЯК), наблюдающихся в отделении лечения воспалительных заболеваний кишечника «МКНЦ им. А.С. Логинова». Материал и методы. В исследование включили 55 (45,8%) мужчин и 65 (54,2%) женщины старше 18 лет, 70 (58,3%) пациентов с ЯК, 50 (41,7%) с БК, которые походили лечение и обследование в отделении лечения воспалительных заболеваний кишечника МКНЦ им. А.С. Логинова. Приверженность пациента к терапии оценивалась с помощью теста МорискиГрина, по результатам которого все пациенты были разделены на 2 группы: 1я группа — больные с низкой приверженностью к лечению (НПЛ); 2я группа —

больные с высокой приверженностью к лечению (ВПЛ).

Результаты. Установлено, что пациентов с низкой приверженностью к терапии оказалось значительно больше, чем пациентов с высокой приверженностью к терапии 78 (65,0%) против 42 (35,0%) соответственно (р<0,001). В группе больных с ВПЛ, преобладали женщины — 26 (61,9%) против 16 (30,1%) мужчин (р<0,001). В группе ВПЛ также преобладали пациенты с БК 30 (71,4%) против 12 (28,6%) пациентов с ЯК (р<0,001). Установлено, что в группе ВПЛ преобладали пациенты получающие препараты 5аминосалициловой кислоты (5АСК) 23 (54,8%) и генноинженерные биологические препараты (ГИБП) — 15 (35,7%). В группе НПЛ преобладали пациенты, получающие системные иммуносупрессоры и глюкокортикостероиды — 54 (69,3%), против пациентов, получающих 5АСК и ГИБП — 24 (30,7%) (р<0,001). Частота обострений заболеваний более одного раза год была значительно выше в группе НПЛ — 52 (66,6%) против 13 (30,9%) в группе ВПЛ (р<0,001). Частота хирургических вмешательств у пациентов с БК была значительно выше в группе НПЛ — 15 (75,0%) против 5 (16,6%) в группе ВПЛ (р<0,001). Значительная разница между группами отмечалась по возможности получать препараты в списке ДЛО (дополнительное лекарственное обеспечение) — 38 (90,5%) в группе ВПЛ против 40 (51,3%) группы НПЛ (р<0,001). Также было показано, что на приверженность не влияют ни возраст, ни образовательный и социальноэкономический статус пациента.

Вывод. Среди пациентов с ВЗК, обследованных в отделении лечения воспалительных заболеваний кишечника МКНЦ им. А.С. Логинова, 65% имеют низкую приверженность к приему назначенных препаратов. С низкой приверженностью к лечению ассоциируются такие факторы, как использование в терапии системных иммуносупрессоров и глюкокортикостероидов, осложненное течение БК, частота обострений ВЗК. С высокой приверженностью к лечению достоверно ассоциирован женский пол, наличие препаратов в списке ДЛО.



***

СОЧЕТАНИЕ ЯЗВЕННОГО КОЛИТА И ВИЧИНФЕКЦИИ

М.Ю. Звяглова, А.И. Парфенов

ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

Консенсус ECCO декларирует, что небольшие когортные исследования пациентов с ВЗК или ревматологическими заболеваниями показали, что ни инфликсимаб, ни этанерцепт не ухудшили течение ВИЧ инфекции. Влияние биологической терапии на течение ВИЧинфекции у больных с ВЗК практически не изучен.

Цель исследования — оценить возможность применения биологической терапии таргетным иммуносупрессивным препаратом для лечения язвенного колита у пациента с ВИЧинфекцией.

Материал и методы. Пациент А., 28 лет, поступил в отделение лечения ВЗК с жалобами на урчание и вздутия живота, кашицеобразный стул с кровью и слизью 5—7 раз в сутки, слабость, тупые боли внизу живота, усиливающиеся при дефекации и стихающие после стула, снижение массы тела на 7 кг за последние 5 мес. С 2014 г. пациент страдает язвенным колитом (тотальное поражение). Длительное время получал противорецидивную терапию месалазином 3 г/сут перорально и «терапию выходного дня»: микроклизмы с месалазином 2 г 2 раза в нед. Больной ежегодно проходил плановые обследования; наблюдалась клиникоэндоскопическая ремиссия. С начала 2017 г. отметил тенденцию к частым простудным заболеваниям. В декабре 2017 г. выявлены антитела к ВИЧ, выполнен иммуноблот, результат положительный, вирусная нагрузка — 30 тыс. копий на 1 мл. CD4 — 800 в мм3 (норма). Под наблюдением инфекциониста начата высокоактивная антиретровирусная терапия (ВААРТ) препаратом эвиплера, вирусной нагрузки не определялось. Пациент регулярно продолжал противорецидивную терапию язвенного колита, тем не менее в июне 2018 г. наступил рецидив: жидкий стул с кровью до 7 раз в сутки, ноющие боли в околопупочной области преимущественно перед дефекацией. Фекальный кальпротектин >1800 мкг/г, СРБ — 102 мг/л. Пациент госпитализирован в МКНЦ им. А.С. Логинова. Исключены кишечные инфекции методом РПГА и Clostridium difficile. Колоноскопия: слизистая оболочка толстой кишки резко отечна, гиперемирована., множественные эрозии, умеренная контактная кровоточивость. Взята биопсия для исключения цитомегаловирусного колита: CMVинфекция не выявлена. Выпол