Просмотренные публикации

QR-код этой страницы

Для продолжения изучения на мобильном устройстве ПРОСКАНИРУЙТЕ QR-код с помощью спец. программы или фотокамеры мобильного устройства

Случайный выбор

данная функция, случайным образом выбирает информацию для Вашего изучения,
запустите выбор нажав кнопку ниже

Обратная связь
Напишите нам

Поделитесь своими идеями по улучшению нашей работы.
Прикрепить файл или скриншот удалить
Закрытая часть портала предназначена для только для работников здравоохранения. Оставив свой e-mail и специалищацию, Вы подтверждаете, что являетесь работником здравоохранения и что Вы ознакомились с текстом и поняли его.


Сообщение об ошибке
Что улучшить?

Поделитесь своими идеями по улучшению нашей работы.
Прикрепить файл или скриншот удалить
Закрытая часть портала предназначена для только для работников здравоохранения. Оставив свой e-mail и специалищацию, Вы подтверждаете, что являетесь работником здравоохранения и что Вы ознакомились с текстом и поняли его.


Главная Статьи Исследование верхних дыхательных путей во время медикаментозного сна. Слип-эндоскопия.

Статьи: Исследование верхних дыхательных путей во время медикаментозного сна. Слип-эндоскопия.

Авторы: М.З. ДЖАФАРОВА , В.М. АВЕРБУХ , А.О. КУЗНЕЦОВ 1 Ю.Ю. РУСЕЦКИЙ , Е.Н. ЛАТЫШЕВА 2 2018г.
Об авторах: 1. Научно-клинический отдел заболеваний носа и глотки ФГБУ «Научно-клинический центр оториноларингологии» ФМБА России, Москва, Россия
2. ФГАУ «Национальный медицинский исследовательский центр здоровья детей» Министерства здравоохранения России, Москва, Россия

Аннотация:

Цель — изучить корреляцию между клиническими проявлениями храпа и синдромом обструктивного апноэ сна (СОАС) и функциональными характеристиками верхних дыхательных путей (ВДП). Пациенты и методы. В течение 2015—2018 гг. 113 пациентам с храпом и СОАС проведены полисомнография (ПСГ) и слип-эндоскопия на базе ФГБУ «Научно-клинический центр оториноларингологии» Федерального медико-биологического агентства Российской Федерации.

Данные слип-эндоскопии оценивались по системам NOHL и VOTE, а также по собственной системе оценки МРКН. Результаты. По системе VOTE обструкция на уровне мягкого неба отмечалась у 88 пациентов, причем у 25 больных она была тотальной. На уровне мягкого неба было выявлено переднезаднее (n=60), концентрическое (n=25), боковое (n=3) cужение (по форме). На уровне ротоглотки у 68 пациентов сужения не отмечалось. На уровне корня языка у 56 больных обструкция отсутствовала, у 8 наблюдалась тотальная, у 25 — частичная. У 79 пациентов уровень надгортанника оставался интактным, у 6 отмечалась тотальная обструкция, у 4 —частичная. По классификации МРКН обструкция и форма сужения на уровне мягкого неба не отличались от системы VOTE. На уровне ротоглотки у 68 пациентов сужения не отмечалось, у 15 обструкция была значимой, у 6 — незначимой. На уровне корня языка у 56 пациентов обструкция отсутствовала, у 10 наблюдалась незначимая, у 23 — значимая (из числа последних у 15 обструкция возникла за счет гипертрофии язычной миндалины, у 8 — за счет гипертрофии мышц языка). У 79 пациентов уровень надгортанника оставался интактным, у 8 отмечалась значимая обструкция, у 2 — незначимая.

Вывод. Отмечена корреляция степени тяжести СОАС с уровнем и формой сужения. Для СОАС легкой степени наиболее характерно изолированное переднезаднее сужение на уровне мягкого неба. При СОАС средней степени чаще всего встречается комбинация переднезадней обструкции на уровне мягкого неба и частичной на уровне корня языка. Концентрическое сужение на уровне мягкого неба и тотальное на уровне корня языка характерно для СОАС тяжелой степени.


Полный текст статьи:





Текстовая версия документа


Список сокращений:

СОАС — синдром обструктивного апноэ сна

ВДП — верхние дыхательные пути

ПСГ — полисомнография

ИАГ — индекс апноэ-гипопноэ

НХ — неосложненный храп

СРАР — режим искусственной вентиляции легких постоянным положительным давлением

BIS — биспектральный индекс

ИМТ — индекс массы тела

Общепринятым стандартом диагностики синдрома обструктивного апноэ сна (СОАС) является полисомнография (ПСГ) [1—5]. Впервые она была описана в 1965 г. А. Gastaut и соавт. для определения диагноза и оценки степени тяжести СОАС [6]. Метод ПСГ включает в себя одномоментную регистрацию электроэнцефалограммы, электрокардиограммы, электроокулограммы, электромиограммы, артериального давления, двигательной активности, дыхательных движений грудной клетки и брюшной стенки, носоротового потока воздуха, уровня сатурации, представленности храпа. На основании показателей датчиков строится сомнограмма, с помощью которой оценивается динамика стадий и фаз сна [7]. Кроме того, ПСГ дает возможность определить степень тяжести СОАС в зависимости от величины индекса апноэ/гипопноэ (ИАГ). В норме он составляет до 5 эпизодов в 1 ч, при легкой степени СОАС колеблется от 6 до 15, при средней — от 16 до 30, при тяжелой достигает более 30 эпизодов в 1 ч [8]. Несмотря на высокую информативность, ПСГ не позволяет определить уровни обструкции и структуры верхних дыхательных путей (ВДП), за счет которых развивается СОАС, в то время как это является основой для определения показаний к хирургическому лечению и выбора тактики ведения пациента с данным синдромом [4].

Для решения вышеперечисленных задач проводят исследование ВДП во время медикаментозного сна, которое на сегодняшний день дает наиболее четкую, относительно объективную (оценка проводится исследователем) информацию об уровнях, степени и форме сужения ВДП во сне. Данный метод достаточно продолжительно и широко используется за рубежом в соответствии с европейским консенсусным документом «European position paper on drug-induced sedation endoscopy (DISE)» [4]. Однако дискуссии о показаниях, анестезиологическом пособии, интерпретации данных на основе различных классификаций слип-эндоскопии продолжаются [4]. В литературе обсуждаются вопросы о достоверности слип-эндоскопии, в частности о степени соответствия состояния ВДП во время физиологического сна с таковым при слип-эндоскопии [4]. Одним из важнейших на стадии внедрения слип-эндоскопии был вопрос о целесообразности применения данного метода при наличии более простой и менее затратной пробы Мюллера, которая позволяет выявить коллапс на уровне мягкого неба. Под контролем гибкой оптики пациент в положении лежа или сидя после форсированного выдоха производит вдох при закрытом носе и рте [9]. Ранее эта проба широко использовалась при увулопалатофарингопластике и являлась одним из критериев прогноза ее эффективности [10]. Проведенные зарубежными коллегами исследования позволяют сделать заключение о существенно более высокой информативности слип-эндоскопии по сравнению с пробой Мюллера, в связи с чем последняя теряет свою значимость в детальной диагностике СОАС [11, 12]. По некоторым данным, после слип-эндоскопии хирургическая тактика меняется в 62% случаев, что подчеркивает клинико-диагностическое значение и перспективы использования данного метода у пациентов с СОАС [13].

Впервые слип-эндоскопия была выполнена в 1978 г. B. Borowiecki и соавт. во время физиологического сна [14], а в 1991 г. C. Croft и M. Pringle провели оценку ВДП при СОАС под седацией [15]. Это позволило превратить процедуру в рутинное исследование и увеличить комплаентность пациентов. Показаниями к слип-эндоскопии являются неосложненный храп (НХ), СОАС легкой и средней степени тяжести, неудовлетворительные послеоперационные результаты, контроль эффективности хирургического лечения или режима искусственной вентиляции легких постоянным положительным давлением (СРАР), титрование СРАР [4]. К противопоказаниям относят СОАС тяжелой степени. Однако если пациент отказывается от использования CPAP-аппарата или CPAP-терапия неэффективна, то проведение слип-эндоскопии становится обоснованным для определения причины низкой эффективности CPAP-терапии и идентификации структур ВДП, хирургическая коррекция которых может уменьшить ИАГ [16]. В таком случае нужно учитывать возможное возникновение необходимости в экстренной интубации [4]. Стандартные противопоказания к проведению слип-эндоскопии — это беременность и непереносимость препаратов, используемых для седации (пропофол, мидазолам, дормикум и севоран) [4].

Для седации при слип-эндоскопии лучше использовать пропофол: он обладает коротким периодом полувыведения и не влияет на дыхательный центр и тонус мускулатуры [17]. Исследование проводится в операционной или эндоскопическом кабинете в условиях, приближенных к обычному сну. Премедикация, анемизация, локальная анестезия при слипэндоскопии не осуществляются во избежание изменения состояния слизистой оболочки и искажения данных. Внутривенно с помощью инфузомата вводится в среднем 30—50 мг пропофола. Глубина седации поддерживается на таком уровне, чтобы пациент мог реагировать на вербальные стимулы, как при физиологическом сне [4]. Для контроля глубины седации используется BIS (биспектральный индекс)-мониторирование. BIS — это параметр, который обеспечивает прямое измерение эффекта общей анестезии и седации головного мозга. Он вычисляется на основе непрерывно регистрируемой электроэнцефалограммы [18]. При значениях BIS на уровне 60—70 с помощью гибкого эндоскопа проводится осмотр носо-, рото-, гортаноглотки. Описаны специальные маневры: стабилизация мягкого неба фиброскопом, позволяющая прогнозировать эффективность операций по укреплению мягкого неба, jaw-lift (выдвижение нижней челюсти) и chin-lift (запрокидывание подбородка) для определения показаний к применению внутриротовых устройств и ортогнатических операций, CPAP-маневр (при СОАС тяжелой степени) для оценки эффективности СРАР-терапии у конкретного обследуемого [3]. Ротация головы используется для определения позиционной зависимости. Показано, что поворот головы ведет к уменьшению коллапса ВДП у пациентов с позиционно-зависимой формой СОАС. При этом достоверной разницы в результатах, полученных при слип-эндоскопии в положении пациента на боку и только при повороте головы в сторону, нет [19].

К осложнениям слип-эндоскопии относят носовые кровотечения, аллергические реакции, ларингоспазм, дыхательные расстройства, влекущие за собой экстренную интубацию или трахеостомию [4].

По данным слип-эндоскопии оценивают уровень, степень обструкции ВДП; форму сужения стенок глотки; форму надгортанника; область вибрации анатомических структур; положение корня языка, мягкого неба и язычка по отношению к стенкам глотки [4]. Все эти параметры регистрируются в протоколе исследования на основании классификации, используемой исследователем.

Попытки систематизировать полученные при слип-эндоскопии данные и разработать единую систему их оценки предпринимаются более 20 лет. Однако на сегодняшний день существует более 10 классификаций для оценки слип-эндоскопии, каждая из которых, на наш взгляд, имеет свои достоинства и недостатки. Наиболее распространенными системами оценки считаются NOHL (Nose — Oropharynx — Hypopharynx — Larynx), которая учитывает носовой, орофарингеальный, гипофарингеальный, ларингеальный уровни обструкции, и VOTE (Velum — Oropharynx — Tongue base — Epiglottis), в соответствии с которой оцениваются сужения в области мягкого неба, ротоглотки, корня языка и надгортанника. Именно эти системы преимущественно лежат в основе европейского согласительного документа по слип-эндоскопии [4].

Система VOTE включает 3 степени тяжести (1-я — отсутствие обструкции, 2-я — частичная и 3-я — тотальная обструкция ВДП), а также 3 формы сужения (переднезаднее, латеральное и концентрическое) [4]. Выделяют 4 уровня обструкции: нос, ротоглотку, корень языка и надгортанник. Эта классификация более простая и удобная, ее активно используют в Нидерландах и Германии [4].

В системе NOHL, которая получила широкое распространение в Испании и Италии, выделяют аналогичные формы сужения — носовой, орофарингеальный, гипофарингеальный и гортанный уровни. Корень языка в этой системе относят к гипофарингеальному уровню. Степень обструкции оценивается в процентах: 0—25, 25—50, 50—75, 75—100% [4]. Противники настоящей методики считают, что при слип-эндоскопии в исследовании носового уровня необходимости нет, поскольку на сегодняшний день устранение обструкции на носовом уровне существенно не снижает ИАГ и значимо не уменьшает храп [20—25]. Коррекция носового дыхания у пациента может и должна проводиться безотносительно к наличию храпа и СОАС [22, 24, 25].

Представляет большой интерес изучение корреляции между данными, полученными при исследовании ВДП во время медикаментозного сна, и данными ПСГ у пациентов с СОАС. Несмотря на отсутствие статистически достоверной разницы между степенью обструкции на различных уровнях ВДП и ИАГ, было установлено, что обструкция на уровне корня языка чаще встречается при средней степени СОАС, чем при легкой [26]. Кроме того, была выявлена корреляция между сужением на каждом из уровней и степенью тяжести апноэ. При этом степень тяжести СОАС оказалась выше при боковом типе сужения, нежели при переднезаднем, вне зависимости от его уровня [27]. Как правило, для СОАС тяжелой степени характерна обструкция на уровне корня языка, которая составляет 65,9% [28]. Гипертрофия корня языка может быть вызвана гипертрофией мышц и (или) лимфоидной ткани. В классификации K. Moore и С. Phillips не учитывается степень гипертрофии того или иного компонента корня языка [29]. Классификация N. Friedman и соавт. для оценки обструкции на уровне корня языка в основном применяется в детской практике. Исследователи выделяют 4 степени обструкции (1-я — обструкции нет или она минимальна, 2-я (легкая) — валлекулы заполнены лимфоидной тканью язычной миндалины более чем на 50%, 3-я (средняя) — валлекулы заполнены менее чем на 50%, 4-я (тяжелая) — надгортанник не визуализируется) [30]. Одним из этапов осмотра ВДП при слип-эндоскопии является оценка состояния надгортанника, которая позволяет выявить редкие и труднодиагностируемые причины обструкции дыхательных путей. В норме задняя поверхность надгортанника слегка вогнутая, но существуют варианты строения, способные вызывать симптоматику СОАС [26]. Предпосылки для этого существуют при глубоковогнутой и О-образной форме надгортанника. В последнем случае у пациентов с СОАС отмечался более высокий ИАГ [26]. В связи с этим представляют интерес данные, согласно которым отмечена значительная корреляция между индексом массы тела (ИМТ) и степенью вогнутости задней поверхности надгортанника. Так, у больных с нормальным ИМТ задняя поверхность надгортанника была минимально вогнутой. На основании полученных данных был сделан следующий вывод: степень тяжести СОАС, как и аномальная форма надгортанника, коррелирует с ИМТ [31].

Цель исследования — изучить корреляцию между клиническими проявлениями храпа и СОАС и функциональными характеристиками ВДП.

Пациенты и методы

В течение 2015—2018 гг. нами проведена слип-эндоскопия (назофаринголарингофиброскоп Richard Wolf, Германия) 113 пациентам с НХ и СОАС на базе ФГБУ «Научно-клинический центр оториноларингологии» Федерального медико-биологического агентства Российской Федерации. Из них мужчин было 65 (57,5%), женщин — 48 (42,5%). Средний возраст больных составил 47,4 года (от 21 года до 64 лет). Основными жалобами были храп и остановка дыхания во сне. Всем пациентам перед проведением исследования ВДП была выполнена ПСГ (полисомнограф SomnoStar Pro, Германия). Данные слип-эндоскопии оценивались по системам NOHL, VOTE и по собственной системе МРКН (Мягкое небо — Ротоглотка — Корень языка — Надгортанник), разработанной в целях детализации информации и оптимизации анализа полученных данных с учетом вспомогательных проб, а также адаптированной для использования русскоязычными исследователями.

Результаты

По данным ПСГ были выявлены НХ (n=24) и СОАС различной степени тяжести (n=89). Легкая степень СОАС регистрировалась в 33 случаях, средняя — в 30, тяжелая — в 26. У всех пациентов с НХ при слип-эндоскопии отмечалась флотация мягкого неба и язычка, обструкции не обнаружено.

В процессе работы был выявлен ряд недостатков системы оценки NOHL. Так, с одной стороны, данные, полученные при исследовании полости носа, носоглотки и гортани во время медикаментозного сна, существенно не отличались от таковых при стандартном эндоскопическом осмотре. С другой стороны, отсутствовала детализация основных структур глотки, таких как мягкое небо, язычок, язычная и небные миндалины, каждая из которых играет важную роль в формировании храпа и СОАС и может быть точкой приложения конкретного хирургического вмешательства. Учитывая вышеперечисленное, мы не использовали систему NOHL при анализе результатов исследования.

По системе VOTE обструкция на уровне мягкого неба отмечалась у 88 пациентов, причем у 25 больных она была тотальной. На уровне мягкого неба было выявлено переднезаднее (n=60), концентрическое (n=25) и боковое (n=3) сужение (по форме). На уровне ротоглотки, который включает в себя небные миндалины и латеральные стенки глотки, у 68 пациентов сужения не отмечалось. На уровне корня языка (включая язычную миндалину) у 56 больных обструкция отсутствовала, у 8 наблюдалась тотальная обструкция, у 25 — частичная. У 79 обследуемых уровень надгортанника оставался интактным, у 6 отмечалась тотальная обструкция, у 4 — частичная (табл. 1).


Таблица 1. Результаты слип-эндоскопии по системе VOTE

У всех пациентов с СОАС легкой и средней степени регистрировалась обструкция на уровне мягкого неба, причем у всех больных с легкой степенью и у 27 со средней было выявлено переднезаднее сужение. У 22 обследуемых с тяжелой степенью СОАС имело место концентрическое сужение на уровне мягкого неба, а у 3 — боковое. У 25 пациентов со средней степенью СОАС отмечался 2-й уровень сужения — корень языка. Этот же уровень наблюдался у 8 обследуемых с СОАС тяжелой степени, причем обструкция была тотальной. Кроме того, у пациентов с тяжелой степенью отмечалась обструкция за счет надгортанника как изолированно, так и в сочетании с другими изменениями. Сужение на уровне ротоглотки встречалось у 5 больных со средней степенью и у 16 с тяжелой.

С помощью предложенной нами системы МРКН на гипофарингеальном уровне оценивалось состояние корня языка и язычной миндалины. В связи с низкой информативностью не проводилась оценка носового уровня. На уровне корня языка были выделены подуровни (гипертрофия мышц корня языка, гипертрофия язычной миндалины) для определения объема хирургического вмешательства.

В нашей классификации мы выделяем следующие уровни обструкции (табл. 2):


Таблица 2. Классификация МРКН для оценки данных, получаемых при слип-эндоскопии

1-й — мягкое небо (М): п (переднезаднее сужение), б (боковое), к (концентрическое); 2-й — ротоглотка (Р); 3-й — корень языка (К) за счет гипертрофии мышц (м) или язычной миндалины (ям); 4-й — надгортанник (Н).

Нами также внесены в систему вспомогательные пробы:

1. Стабилизация мягкого неба фиброскопом.

Мягкое небо неподвижно — проба положительная (+), операция по укреплению мягкого неба прогностически эффективна. Мягкое небо продолжает вибрировать — проба отрицательная (–), эффективность операции сомнительна.

2. Выдвижение нижней челюсти.

Обструкция уменьшается — проба положительная (+), обструкция не изменяется — проба отрицательная (–).

3. Поворот головы в сторону.

Обструкция уменьшается — проба положительная (+), обструкция не изменяется — проба отрицательная (–).

Оценка степени сужения:

0 степень — нет обструкции;

1-я степень — незначимая обструкция;

2-я степень — значимая обструкция.

По нашей классификации обструкция на уровне мягкого неба отмечалась также у 88 пациентов, причем у 80 больных она была значимой. На уровне мягкого неба было выявлено переднезаднее (n=60), концентрическое (n=25) и боковое (n=3) сужение (по форме). На уровне ротоглотки, который включает в себя небные миндалины и латеральные стенки глотки, у 68 пациентов сужения не отмечалось, у 15 больных обструкция была значимой, у 6 — незначимой. На уровне корня языка у 56 обследуемых обструкция отсутствовала, у 10 — наблюдалась незначимая, у 23 — значимая (из числа последних у 15 обструкция возникла за счет гипертрофии язычной миндалины, у 8 — за счет гипертрофии мышц языка). У 79 пациентов уровень надгортанника оставался интактным, у 8 — отмечалась значимая обструкция, у 2 — незначимая. Проба с выдвижением нижней челюсти была положительной у 35 больных. Стабилизация мягкого неба фиброскопом положительна у 88 пациентов. При повороте головы в сторону положительная динамика в отношении уменьшения обструкции и храпа регистрировалась у 43 обследуемых. Ранее по данным ПСГ у них была выявлена позиционная зависимость (табл. 3).


Таблица 3. Результаты слип-эндоскопии по системе МРКН

Таким образом, отмечена корреляция степени тяжести СОАС с уровнем и формой сужения. Для СОАС легкой степени наиболее характерно изолированное переднезаднее сужение на уровне мягкого неба. При СОАС средней степени чаще всего встречается комбинация переднезадней обструкции на уровне мягкого неба и частичной на уровне корня языка. Концентрическое сужение на уровне мягкого неба и тотальное на уровне корня языка характерны для СОАС тяжелой степени. Интерес представляет тот факт, что лишь у 1 пациента с СОАС не было выявлено той или иной степени обструкции на уровне мягкого неба.

Всем пациентам со значимой обструкцией и НХ было подобрано лечение: при переднезадней обструкции на уровне мягкого неба, гипертрофии язычной и небных миндалин — соответствующее хирургическое вмешательство, при положительном маневре выдвижения нижней челюсти — подбор внутриротового устройства либо ортогнатическая операция, остальным пациентам — CPAP-терапия.

Вывод

В основе слип-эндоскопии лежит прямая визуализация анатомических особенностей ВДП в состоянии, близком к физиологическому сну, оценка которых определяет дальнейшую тактику лечения пациента (как хирургического, так и консервативного) в виде позиционной и СРАР-терапии, а также применения внутриротовых устройств. Проведенное нами исследование позволило подтвердить клинико-диагностическое значение использования данного метода в комплексном обследовании больных с храпом и СОАС. Разработанная собственная методика оценки слип-эндоскопии дает возможность оптимизировать анализ полученной информации, не перегружая ее незначимыми данными, такими как носовой уровень обструкции и полная оценка структур гортани, за исключением надгортанника, а также процентной шкалой степени сужения ВДП. Вместе с тем учитываются не только анатомические причины (гипертрофия корня языка), но и изменения просвета ВДП при проведении специальных маневров, которые принципиально влияют на выбор метода лечения СОАС. Система оценки данных адаптирована к использованию в России.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Участие авторов:

Концепция и дизайн исследования: М.Д., В.А., Ю.Р., Е.Л.

Сбор и обработка материала: М.Д.

Статистическая обработка данных: А.К., М.Д.

Написание текста: М.Д., В.А.

Редактирование: Ю.Р., Е.Л., В.А.

Сведения об авторах

Джафарова Марьям Зауровна, врач-оториноларинголог [Maryam Z. Dzhafarova, MD]; адрес: Россия, 123182, Москва, Волоколамское шоссе, 30, корп. 2 [address: 30 Volokolamskoe sh., corp. 2, 123182 Moscow, Russia]; https://orcid.org/0000-0001-5895-5764; e-mail: mariasha_22@mail.ru

Авербух Владимир Михайлович, к.м.н. [Vladimir M. Averbukh, MD, PhD]

Кузнецов Александр Олегович, к.м.н. [Alexander O. Kuznetsov, MD, PhD]

Русецкий Юрий Юрьевич, д.м.н., профессор [Yuriy Y. Rusetskiy, MD, PhD, Professor]; адрес: Россия, 119991, Москва, Ломоносовский пр., 2 [address: 2 Lomonosovsky Ave., 119991 Moscow, Russia]

Латышева Елена Николаевна, к.м.н. [Elena N. Latysheva, MD, PhD]

.





Открыт общий доступ к полному тексту статьи свернуть

Список литературы:

1. Бузунов Р.В., Легейда И.В., Царева Е.В. Храп и синдром обструктив-
ного апноэ сна у взрослых и детей. Практическое руководство для вра­
чей. М. 2013. [Buzunov RV, Legeida IV, Tsareva EV. Khrap i sindrom
obstruktivnogo apnoe sna u vzroslykh i detei. Prakticheskoe rukovodstvo dlya
vrachei. M. 2013. (In Russ.)].
2. Полуэктов М.Г. Синдром обструктивного апноэ во сне: современные
представления и роль. Ожирение и метаболизм. 2005;1:6. [Poluektov MG.
Sindrom obstruktivnogo apnoe vo sne: sovremennye predstavleniya i rol’.
Ozhirenie i metabolism. 2005;1:6. (In Russ.)].
3. Pang KPg, Rotenberg BWg, Woodson BTn. Advanced surgical techniques
in snoring and obstructive sleep apnea. Plural Publishing. 2013;15­2.
4. De Vito A, Llatas MС, Vanni A, Bosi М, Braghiroli А, Campanini А, de
Vries N, Hamans Е, Hohenhorst W, Kotecha ВТ, Maurer J, Montevecchi F,
Piccin О, Sorrenti G, Vanderveken ОМ, Vicini С. European position paper
on drug­induced sleep endoscopy (DISE). Sleep Breath. 2014;18(3):453­
465. https://doi.org/10.1007/s11325­014­0989­6
5. Sullivan CE, Issa FG, Berthon­Jones M, Eves L. Reversal ofobstructive
sleep apnoea by continuous positive airway pressureapplied through the nares.
Lancet. 1981;317(8225):862­865.
https://doi.org/10.1016/s0140­6736(81)92140­1
6. Qureshi A, Ballard DR, Nelson SH. Obstructive sleep apnea. J Allergy
Immunol. 2003;112(4):643­651.
https://doi.org/10.1016/j.jaci.2003.08.031
7. Дорохов В.Б. Применение компьютерных полисомнографических
полиграфов в психофизиологии и для клинических исследований.
Физиология человека. 2002;28(2):105­112. [Dorokhov VB. Primenenie
komp’yuternykh polisomnograficheskikh poligrafov v psikhofiziologii i dlya
klinicheskikh issledovanii. Fiziologiya cheloveka. 2002;28(2):105­112. (In
Russ.)].
8. Management of obstructive sleep apnoea/hypopnoea syndrome in adults. A
national clinical guideline [article online], 2003.
9. Hormann K, Maurer JT, Klinische Untersuchungen (Nase, Nasennebenhohlen,
Naso­, Oro­, Hypopharynx, Larynx) [in German]. In: Schulz H (Ed)
Kompendium Schlafmedizin. Ecomed, Landsberg/Lench. 1997;1­3;XIV­7.1.2.
10. Sher AE, Thropy MJ, Shprintzen RJ, Spielman AJ, Burack B, McGregor PA.
Predictive value of Mueller maneuver in selection of patients for
uvulopalatopharyngoplasty. Laryngoscope. 1985;95(12):1483­1487.
https://doi.org/10.1288/00005537­198512000­00009
11. Boot H, van Wegen R, Poublon RML, Bogaard JM, Schmitz PIM, van der
Meche FGA. Long­term results of uvulopalatopharyngoplasty for obstructive
sleep apnea syndrome. Laryngoscope. 2000;110(3):469­475.
https://doi.org/10.1097/00005537­200003000­00027
12. Woodson BT, Naganuma H. Comparison of methods of airway evaluation
in obstructive sleep apnea syndrome. Otolaryngol Head Neck Surg.
1997;117(2):175.
https://doi.org/10.1016/s0194­5998(97)80362­2
13. Gillespie MB, Reddy RP, White DR, Discolo СМ, Overdyk FJ, Nguyen SA.
A trial of drug­induced sleep endoscopy in the surgical management of sleep­
disordered breathing. Laryngoscope. 2012;123(1):277­282.
https://doi.org/10.1002/lary.23506
14. Borowiecki B, Pollak CP, Weitzman ED, Rakoff S, Imperato J. Fibro­optic
study of pharyngeal airway during sleep in patients with hypersomnia
obstructive sleep­apnea syndrome. Laryngoscope. 1978;88(8):1310­1313.
https://doi.org/10.1288/00005537­197808000­00010
15. Croft CB, Pringle M. Sleep nasendoscopy: a technique of assessment in snoring
and obstructive sleep apnoea. Clin Otolaryngol Allied Sci. 2009;16(5):504­509.
https://doi.org/10.1111/j.1365­2273.1991.tb02103.x
16. Hybaskova J, Jor O, Novak V, Zelenik K, Matousek P, Kominek P. Drug­
induced sleep endoscopy changes the treatment concept in patients with
obstructive sleep apnea. Biomed Research Corporation. 2016;1­5.
https://doi.org/10.1155/2016/6583216
17. Berry Sy, Roblin Gn, Williams As, Watkins А, Whittet HB. Validity of sleep
nasendoscopy in the investigation of sleep related breathing disorders.
Laryngoscope. 2005;115(3):538­540.
https://doi.org/10.1097/01.mlg.0000157849.16649.6e
18. Park SW, Lee H, Ahn H. Bispectral Index Versus Standard Monitoring in
Sedation for Endoscopic Procedures: A Systematic Review and Meta­
Analysis. Dig Dis Sci. 2015;61(3):814­824.
https://doi.org/10.1007/s10620­015­3945­9
19. Safiruddin F, Koutsourelakis I, de Vries N. Upper airway collapse during
drug induced sleep endoscopy: head rotation in supine position compared
with lateral head and trunk position. Eur Arch Otorhinolaryngol.
2014;272(2):485­888.
https://doi.org/10.1007/s00405­014­3215­z
20. Caldarelli DD, Cartwright R, Lilie JK. Obstructive sleep apnea. Laryngoscope.
1985;95(9):1070­1073.
https://doi.org/10.1288/00005537­198509000­00010
21. Aubert­Tulkens G, Hamoir M, van der Eeckhaut J, Rodenstein DO. Failure
of tonsil and nasal surgery in adults with long­standing severe sleep apnea
syndrome. Arch Intern Med. 1989;149(9):2118­2121.
https://doi.org/10.1001/archinte.1989.00390090142031
22. Series F, Pierre SSt, Carrier G. Effects of surgical correction of nasal
obstruction in the treatment of obstructive sleep apnea. Am Rev Respir Dis.
1992;146(5):1261­1265.
https://doi.org/10.1164/ajrccm/146.5_pt_1.1261
23. Series F, Pierre S St, Carrier G. Surgical correction of nasal obstruction in
the treatment of mild sleep apnea: importance of cephalometry in predicting
outcome. Thorax. 1993;48(4):360­363.
https://doi.org/10.1136/thx.48.4.360
24. Verse T, Maurer JT, Pirsig W. Effect of nasal surgery on sleep related
breathing disorders. Laryngoscope. 2002;112(1):64­68.
https://doi.org/10.1097/00005537­200201000­00012
25. Kim ST, Choi JH, Jeon HG, Cha HE, Kim DY, Chung YS. Polysom­
nographic effects of nasal surgery for snoring and obstructive sleep apnea.
Acta Otolaryngol. 2004;124(3):297­300.
https://doi.org/10.1080/00016480410016252
26. Salama S, Kamel E, Omar А, Makhlouf НА, Farghaly S. Role of sleep
endoscopy in obstructive sleep apnea syndrome. Egyptian Journal of Chest
Diseases and Tuberculosis. 2013;62(33):467­473.
https://doi.org/10.1016/j.ejcdt.2013.07.014
27. Kim HY, Bok KH, Dhong HJ, Chung SK. The correlation between pharyngeal
narrowing and the severity of sleep­disordered breathing. Otolaryngol Head
Neck Surg. 2008;38(3):289­293.
https://doi.org/10.1016/j.otohns.2007.09.019
28. Pang KP, Terris DJ, Podolsky R. Severity of obstructive sleep apnea:
correlation with clinical examination and patient perception. Otolaryngol
Head Neck Surg. 2006;135(4):555­560.
https://doi.org/10.1016/j.otohns.2006.03.044
29. Moore KE, Phillips C. A practical method for describing patterns of tongue­
base narrowing (modification of Fujita) in awake adult patients with
obstructive sleep apnea. J Oral Maxillofac Surg. 2002;60(3):252­260.
https://doi.org/10.1053/joms.2002.30567
30. Friedman NR, Prager JD, Ruiz AG, Kezirian EJ. A Pediatric Grading
Scale for Lingual Tonsil Hypertrophy. Otolaryngol Head Neck Surg.
2015;154(1):171­174.
https://doi.org/10.1177/0194599815601403
31. Gazayerli M, Bleibel W, Elhorr A, Maxwell D, Seifeldin R. A correlation
between the shape of the epiglottis and obstructive sleep apnea. Surg Endosc.
2006;20(5):836­837.
https://doi.org/10.1007/s00464­005­0641­4
21.07.22 ©
Оцените материал: Рейтинг: 8

Комментарии

Написать

При эндоскопическом исследовании в случае бронхоэктазов в стадии ремиссии выявляется

частично диффузный бронхит I степени воспаления

Работаем и учимся при поддержке

Партнеры